Эротические порно рассказы » Анальный секс » Дела семейные. Часть II. Саша, ночное приключение

Дела семейные. Часть II. Саша, ночное приключение

Проснулся я среди ночи и сначала не сразу понял, где нахожусь. За окнами было темно.

Потом я вспомнил. Дом аниных родителей, ее комната. То есть, теперь уже наша.

Так. Если это ее (наша, привыкай) комната, то где сама Аня? В постели я был один.

Голова немного болела, неизбежное последствие вечернего возлияния. Впрочем, могло быть и хуже.

У меня был дикий сушняк, во рту - кислятина. Вино или сквирт? Однозначно сказать трудно.

Хотелось пить. Хотелось ссать. Вставать лень просто пиздец. И что это за звуки непонятные? Дом скрипит от ветра? А где все таки Аня? В туалете? Блять, как спать то хочется дальше. Ебаные мысли, отъебитесь от меня.

Я закрыл глаза, улёгся поудобнее и попытался снова заснуть. Мысли не уходили.

Вроде на улице нет такого ветра, почему дом так скрипит? Он же не такой старый. Это ж с ума сойти можно.

Так, секундочку, стоп! Это не скрип. Точнее, все таки скрип, но не дома. Это скрип кровати. И не только скрип. Есть ещё стоны. Точно! Женские стоны. Ну да, да, здесь же недалеко родительская спальня. Значит, Герман и Вика решили и себе устроить неспокойную ночь, которую желали и нам. Ну что ж, молодцы! Так держать.

Черт, а я ведь немного завидую старику Герману. Вика то просто бомба. Хотел бы я оказаться на его месте. Ну да ладно, не будем об этом.

Тут к первому голосу добавился второй. Но не мужской. Женский! И знакомый! Знакомые стоны, черт побери! Что за хуйня тут творится?

Сон улетучился.

Я аккуратно встал с кровати, стараясь не шуметь. Как был, полностью голым, я вышел в коридор. Хорошо хоть, что полы у них дома не скрипучие.

Я тихонько подкрался к двери родительской спальни. Она была услужливо приоткрыта, специально или случайно, кто знает? Теперь я думаю, что скорее специально. Ну да ладно, это не важно. Важно то, что я увидел за этой дверью.

В щель между дверью и косяком было отлично видно огромную родительскую кровать и происходящее на ней. Верхний свет был выключен, приглушённо горели лампы на прикроватных тумбочках. Интимненько.

Сначала я не поверил своим глазам. Происходящее казалось настолько невероятным, что я подумал, что, возможно, до сих пор сплю. И это мне снится.

На кровати, на спине, лежала Виктория, полностью голая. Ее огромные сиськи были великолепны. Они распластались в целый океан плоти, Вика сильно сжимала их руками, сгребала в кучу, щипала и тянула соски. Размер сисек также позволял ей самой лизать и сосать их, чем она и занималась время от времени. От души забавлялась с ними.

Я перевел взгляд вправо, к викиным ногам и мое сердце чуть не остановилось...

Ноги эти были широко раздвинуты, а между ними лежала, уткнувшись лицом в мамину промежность, Аня. Викина дочка. Моя Аня, блять! Какого хуя?!?! Что происходит?!?!

Сказать, что я был шокирован, значит ничего не сказать. Глаза мои все это видели ясно, но мозг упорно отказывался принимать этот факт.

- "Ты спишь, придурок", - звучал голос в моей голове. - Ты услышал стоны сквозь сон, вот тебе и приснилась вся эта порнуха".

Нет, не может быть. Или может? Бляяяяяяять....

Помимо шока я испытал небольшой укол ревности. Хоть мы и были с Анютой раскованны в сексе, как я уже говорил, третьего (или третью) мы никогда к себе не приглашали, партнёрами не менялись, ничего такого. Отношения наши тоже не были свободными. В этом плане мы были старомодны, если можно так сказать. А тут... Удар ниже пояса.

Кстати, о том, что ниже пояса.

Кроме шока и ревности я, естественно, возбудился. Причем просто дико. Нет, ну а вы что хотели? Две прекраснейшие женщины, одна из которых - моя любимая жена, а вторая - мать моей жены, о которой я столько фантазировал и которой восхищался, сейчас обе передо мной. Голые. Ласкают друг друга. Точнее, дочка ласкает маму. Блять, звучит просто безумно. Выглядит тоже. Но выглядит все же не просто безумно, а скорее безумно сексуально. Не знаю, от чего мне сильнее снесло крышу:

- от того, что я так близко вижу лесбийский секс двух шикарных женщин;

- от того, что одна из этих женщин - моя жена;

- или от того, что это - мама и дочка? От всего сразу, я думаю, но особенно, все таки, от последнего. В голове не укладывается.

Я чувствовал, что своим стояком могу при желании пробить стену. Я был в этом уверен. Хуй просто болел от такого напряжения, смазка уже несколько раз капала на пол. Я тёк, как сучка. Невыносимо хотелось подрочить. Сильнее этого хотелось только войти в спальню и присоединиться к этим красавицам. Но ни того, ни другого я сделать не мог.

Я думаю, особо не нужно объяснять, почему я не мог войти к ним. Я боялся. Боялся напугать их, боялся их реакции и все такое. Сами понимаете, действие происходило весьма неординарное.

Дрочить я не мог, потому что, как вы помните, я был полностью голым. С одной стороны, это, конечно, удобно, многое упрощает. Но куда мне кончить? Я был уверен, что стоит мне только дотронуться до члена, как я тут же брызну. Поливать пол и стены мне не хотелось, это палево, да и некрасиво. Идти в туалет/ванную я не мог, они бы это услышали, и это бы означало, что я их видел. Невозможно пройти мимо этих скрипов и стонов и ничего не заметить. Да я и не хотел никуда уходить, я хотел видеть все, что только возможно было увидеть.

Пока все это кипело у меня в голове, Вика отпустила одну из своих сисек, протянула руку за голову, под подушку и что-то достала оттуда. Протянула это Ане.

"Что-то" оказалось двусторонним страпоном.

Анечка взяла его из рук мамы, немного пососала его короткую часть и вставила его в викину киску. У Вики теперь появился гордо торчащий вверх синий член. Немаленький, надо сказать. Аня начала сосать его, левой рукой поглаживая мамин клитор, а правой - свой. Хорошенько смазав страпон слюной, Анюта встала над ним на колени, потерла головкой вход в свою киску, а потом медленно села на него. Опускалась все ниже и ниже, было видно, что она не привыкла к такому размеру, мой хуй поскромнее будет, чем этот синий монстр. Но она справилась. Я в ней ни секунды не сомневался.

Полностью усевшись на викин "член", Аня начала размеренно двигаться на нем, взад и вперёд, привыкая к габаритам. Она блаженно закрыла глаза. Вика ласкала ее грудь, гладила спину, бедра, задницу. С поистине материнской лаской. Блять, не по себе становится, когда так думаешь.

Вскоре Аня, по-видимому, освоилась и начала более уверенно двигаться, все амплитуднее. Начала покрикивать. Да уж, в этом доме явно никто не переживал по поводу лишнего шума.

Ее мама начала шлёпать Анюту по заднице, как бы раззадоривая и подгоняя ее. Походу, ее мама любила всех шлёпать по заднице. Ее мама, ее мама... Стоп! Ее мама здесь. А где ее папа?

Меня прошиб холодный пот. Где, где Герман, блять? Вырубился и спит внизу? Вдруг он проснется от этих криков, пойдет проверить, в чем дело, и застукает меня. Блять, полы то не скрипят, вдруг он уже у меня за спиной?! Стало пиздец страшно, хотелось хныкнуть, но я укусил себя за согнутый указательный палец и медленно повернулся.

Никого.

Я испугался, что грохот горы, свалившейся с моих плеч, сейчас перепугает маму с дочкой. Напрасно. Они настолько были заняты друг другом, что, похоже, не замечали ничего вокруг. Не заметили вот, например, как внезапно рядом с ними оказался голый мужик, дрочащий внушительный член. Герман нашелся!

Теперь понятно, где он был все это время. Я вспомнил, что правее кровати в родительской спальне стояло кресло, которое сейчас мне было не видно из-за двери. Наверняка там он и сидел, старый развратник, тоже наблюдал за двумя своими любимыми женщинами. Только он мог ещё и дрочить. А теперь вообще явно собирался присоединиться к ним.

Новый укол ревности. И ещё зависти.

К женщинам Аню я никогда не ревновал, думал, даже если что-то и будет у нее с кем-то из ее подруг или типа того, то ладно, не страшно. Даже возбуждающе. Я думаю, многим парням знакомо это чувство и подобные мысли.

С тем, что я увидел Аню, трахающуюся со своей родной мамой, я уже смог свыкнуться. Хоть это и странно (да просто безумно, блять, если честно), но все таки обе они - женщины. Прекрасные и сексуальные. А тут вдруг - другой мужик. Не чужой, конечно, но блять... Это же её отец... Да ебаный в рот!

- "Вы что, совсем ебанулись?!", - хотелось мне закричать, ворвавшись к ним в комнату.

Делать я этого, естественно, не стал. Если кто забыл, почему, то отлистайте наверх и найдите причины сами, а я буду рассказывать дальше.

Глядя на Германа, я внезапно вспомнил, что говорила мне Аня, когда я спрашивал ее, откуда взялась ее сексуальная раскрепощенность.

- Это все благодаря семье, моим родителям, - говорила она.

Теперь все встало на свои места. Только Анюта умолчала о том, что в какой-то момент родители решили перейти от теории к практике. Я же уже говорил, что это особенная семья? Теперь я воочию убедился, насколько. Ох уж эти творческие, блять, личности.

Герман, тем временем, опустился на колени на пол, позади Ани, так, что ее сладкая задница оказалась напротив его лица.

Аня слегка наклонилась вперёд, Герман раздвинул руками в стороны ее полужопия и погрузил свой язык в анус дочери. Зажмурил глаза от удовольствия.

- "Сука, это моя задница, только я могу ее вылизывать, съебись нахуй, старый хрыч", - мысленно вопил я. Но поделать с этим я ничего не мог. Мне оставалось либо смотреть, либо уйти. Я выбрал первое.

Герман очень старался, было видно, как из дочкиной жопы стекает струйка папиной слюны, прямо на мамин "хуй".

Глаза Ани были по прежнему закрыты, она улыбалась и сладко стонала. Я хорошо знал ее, я буквально физически чувствовал, как она наслаждается. Что ж, этому даже можно было позавидовать. Анюта всегда говорила, что очень любит своих родителей. Теперь это слово приобретало новый смысл, но тем не менее... Она была сейчас со своими любимыми людьми, которые доставляли ей неземное блаженство. Она была абсолютно спокойна, расслаблена, ей оставалось только полностью отдаться чувствам и наслаждаться ими. Чем она, собственно, и занималась.

Я завидовал теперь всем троим. Мне даже стало одиноко и грустно. Ещё сильнее захотелось к ним, стать частью этой семьи. Хотя я ей давно уже стал, частью семьи в смысле, уже 3 года как, но теперь то все изменилось, сами понимаете.

Для себя я решил, что обязательно, во что бы то ни стало, добьюсь этого. Стану этой новой частью. Это будет справедливо. Тем более, я искренне захотел этого. Не только из-за перспективы трахнуть чудесную Вику, причем одновременно с не менее чудесной Аней (что, к слову, было более чем заманчиво и тоже было бы справедливо), нет. Больше, чем сексуальное наслаждение, мне захотелось испытать это чувство семейственности и надёжности, любви. Как бы новые версии этих чувств, выведенные на качественно новый уровень.

Что ж, решение я для себя принял, время у меня пока есть, сегодня ведь только первая наша ночь в этом доме разврата. Первая ночь и уже такой пиздец! Что же будет дальше?

Я решил пока ничего не рассказывать Ане, а понаблюдать за их поведением и взаимоотношениями. И дальше действовать по ситуации. А пока, выброшу-ка я эти мысли из головы и сосредоточусь на наблюдении за счастливой семьёй. Идём далее.

Герман вытащил язык из задницы дочки и звонко шлепнул по ней. По одной половинке, по второй. Аня вскрикнула, чуть вздрогнула, не открывая глаз, потом вновь улыбнулась. Папа явно знал, как порадовать свою дочку!

Герман встал, подобрался ближе к Анюте и приставил свой хуй к ее анусу. Анютка замерла.

Герман начал надавливать членом на анус, который сначала не очень хотел поддаваться, потом расслабился и раз - головка уже внутри. Герман продолжал движение вглубь.

Анюта наконец-то открыла глаза, широко распахнула, я бы сказал. Рот раскрылся в беззвучном крике. Герман достиг цели. Оба этих больших хуя, искусственный и настоящий, были в дырочках у моей любимой, целиком и полностью.

Герман начал неспешно двигаться в анале родной дочери. При этом он держался за ее плечи и двигал как бы вместе с собой, насаживая ее на оба хуя.

Глаза Анюты как будто заволокло пеленой, она была как в трансе. Было заметно, что ей немного больно. Но ничего, скоро пройдет, боль уступит место наслаждению.

Так и произошло. Через несколько минут Аня снова блаженно прикрыла глаза и улыбнулась такой знакомой мне довольной улыбкой. Освоилась, свыклась. Герман, тоже заметив это, отпустил ее плечи, покрепче схватил за задницу и начал наращивать темп. Аня нагнулась ниже, чтобы Вика могла пососать ее грудь. А ведь когда-то было наоборот... Черт, опять эти мысли, прочь, пошли вон, кыш!!!

Вика стала мять и сосать грудь дочери и тоже ускорилась, начала быстрее двигать тазом. Потом убрала одну руку от аниной груди и стала ласкать ее клитор.

Я знал, что после такого Анютка долго не продержится, так оно и вышло.

Через пару минут Аня напряглась, потом стала кричать, просто орать в голос, ее начали бить конвульсии. Она извивалась на двух членах, которые продолжали нещадно долбить ее дырочки.

Это продолжалось около минуты, хороший, долгий оргазм. Потом Аня без сил упала на Вику сверху. Та принялась гладить ее по голове и что-то шептать на ухо. Эх, знать бы, что.

Аня выслушала ее, приподнялась, улыбнулась и нежно поцеловала мамочку в губы. Чуть отстранилась от нее и я смог увидеть, как их языки продолжают тянуться друг к другу и переплетаться. Кайф!

Вдоволь нацеловавшись с мамой, Аня выпрямилась (она по прежнему сидела на двух членах), прижалась спиной к животу папы, который немедленно начал мять ее сиськи, повернула голову, насколько возможно, и начала играть уже с его языком. Ох уж этот ее змеиный язык! Уверен, всем это безумно нравилось, не мне одному.

Наигравшись языками, Аня аккуратно слезла с членов (оба по-прежнему грозно торчали), развернулась лицом к Герману и села на лицо Вике.

Герман вытащил страпон из викиной киски, припал к ней ртом, полизал ее немного, затем развернул страпон обратной, длинной, стороной и вставил его назад, в киску своей драгоценной жене. Та отозвалась довольным стоном. После этого Герман вытащил у нее из ануса пробку (которая, как оказалось, все время была там), сильно задрал викины ноги вверх, чтобы анус был повыше и резко вошёл в него. Это ему удалось сразу, как, впрочем, и страпону. Видно, дырки анютиной мамочки были более привычны к таким размерам. Вика откликнулась на это хриплым полустоном-полукриком.

Герман сразу взял быстрый темп, было заметно, что ему не терпится кончить. Хотя, может, Вике так тоже нравилось. Ну конечно нравилось, вон она как разоралась. Герман специально лег на нее посильнее, чтобы лобком и животом прижимать страпон и тоже заставлять его двигаться внутри жёнушки. И мама, и дочка должны кончить от двух членов.

Герман знал, как порадовать обеих, все по-честному. Он тоже был джентльменом. Я зауважал его ещё сильнее. Зависть и ревность улетучились.

Анютка нагнулась вперёд, чтобы достать пальчиками до маминого клитора. И заодно, чтобы опять иметь возможность всласть сосаться с отцом.

Вика внезапно начала биться в припадке на кровати, выгибать спину. Так вцепилась в простыню, что костяшки пальцев побелели. И как же она визжала. Блять, хоть за экзорцистом беги!

Дорогая Виктория тоже удостоилась отличного долгого оргазма. Я видел, как на лобок и живот Германа выливаются какие-то просто нескончаемые потоки, напор был, как из пожарного шланга. Не знаю, как старика не отбросило к противоположной стене.

Тут Вика расслабилась, руки прекратили терзать простыню и теперь нежно гладили ее шёлковую (везде ебаный шёлк!) поверхность.

Мне всегда казалось, что шёлковое постельное белье - скользкое и холодное. Но этим ребятам явно было очень жарко, ещё бы, так ебаться! Это - настоящее искусство!

Да и со сцеплением с поверхностью у них все было отлично. Впрочем ладно, не будем отвлекаться, ведь оставался ещё глава семьи - Герман.

Совершив ещё несколько мощных и глубоких движений, Герман резко выдернул хуй из викиной задницы и направил его в сторону Ани. Анюта тут же нагнулась к нему и стала получать отцовскую сперму, порцию за порцией, порцию за порцией, на лицо, в рот, на волосы. Под конец она наделась на него ртом и начала яростно дрочить и сосать. Так же она делала и мне.

Герман издал какой-то утробный рык. Да уж, это действительно безумно приятно.

Собрав остатки спермы ртом, Аня повернулась к викиному лицу, опустилась над ним пониже, и начала выпускать сперму из своего рта прямо в викин рот, который был уже широко раскрыт. Язык требовательно распластался и слегка дернулся, когда по нему потекла сперма.

Струйка из аниного рта все текла и текла, сперма со слюной, от дочки к маме, это завораживало. Когда эта телесная смесь кончилась, Аня нагнулась ещё ниже и слилась с Викой в долгом нежном поцелуе, в котором они гоняли только что переданную сперму вновь изо рта в рот. Безумие, безумие, безумные сучки, блять!

Герман удовлетворённо наблюдал за этим, поглаживая свой опадающий болт. Затем приблизился к своим дамам, и они слились в тройном влажном поцелуе. Вот и правильно, тоже попробуй свою кончу на вкус, старикан!

Тут я осознал, что мне пора покинуть свой наблюдательный пункт. Они ведь уже заканчивали свое развлечение. Немного поластятся напоследок и разойдутся по комнатам. Ну, в смысле, Анюта вернётся в свою, точнее нашу, комнату, ко мне.

Я, стараясь ступать как можно тише, отошёл от двери, медленно повернулся и аккуратно прокрался до двери аниной (нашей, нашей, блять!) комнаты.

Я скользнул за дверь и осторожно прикрыл ее за собой. Нужно срочно ложиться обратно в кровать, но сначала необходимо кончить, кончить, кончить!!! Но куда, куда, блять?!?!

Я быстро осмотрелся и заметил свою майку, брошенную ранее на пол. Годится!

Схватив майку, я подставил ее под свой член и, как я и думал, пару раз передернув, начал неистово кончать. В глазах потемнело, ноги подкосились. Фууух, отлично! Сбросил напряжение.

Вытерев как следует хуй, я скомкал обкончанную майку и бросил ее под кровать, чтобы не бросалась в глаза. Сам я поскорее лег и накрылся одеялом. Отвернулся к стене, сделал вид, что сплю. И очень вовремя!

Буквально через минуту послышались мягкие шаги, дверь приоткрылась и тут же снова закрылась, практически бесшумно. Моя Анюта вернулась.

Она тихонько легла ко мне под одеяло, прижалась к моей спине своим горячим телом. Поцеловала меня в затылок, обняла рукой и притихла.

Мое сердце бешено колотилось, анина рука была совсем рядом, но вряд ли она это почувствовала. Она уже спала. Я понял это по ее дыханию. Ну ещё бы, столько энергии потратить, утомилась, бедняжка, блять!

Ну да ладно. Хоть я и был шокирован, но стадия принятия у меня наступила на удивление быстро. Я любил её по-прежнему. Ещё я понимал, что скоро моя жизнь круто изменится. Очень надеюсь, что в лучшую сторону.

С этими мыслями я наконец-то провалился в сон.
42 665
Добавить комментарий:
Ещё рассказыГолыеТоп 10