Первая сессия

Страшно признаться, но я решилась на вторую встречу. Что будет дальше? Тело хочет почувствовать, какого это, а душа вызывает на помощь совесть и моральные принципы. Ну а интерес подначивает: – «Сходи, посмотри, попробуй. Не попробуешь – не узнаешь» и всё в таком духе. И всё-таки я слабая, какой сильной не хотела бы казаться – иду на поводу у своих скрытых желаний, которые уже давно мечтали вырваться наружу. Возможно, кто-то скажет, что это не плохо, я и сама отчасти так считаю, но совесть так не думает…

Ещё никогда мне не давали сценарий для секса. Даже от маломальской информации, содержащейся в нём, я почувствовала волнение и возбуждение. Я приехала к нему в 8. Опять эта цифра…

Я стояла у подъезда и мялась, волнение ускоряло сердечный ритм, я почувствовала, что дыхание сбилось и задрожало. Я неуверенно достала из кармана телефон и сделала вызов. Три-четыре гудка и сброс звонка. Ну всё… вот и приехали. Стою у двери подъезда, опустив голову, держа руки сцепленными впереди, слышу, как щёлкает замок, и кто-то спускается по ступенькам. Передо мной открывается дверь, я бросаю на Хозяина краткий взгляд и снова опускаю глаза. Он кажется каким-то серьёзным, сосредоточенным, жёстким, даже как будто немножко злым… Он разворачивается ко мне спиной и начинает подниматься по лестнице – иду за ним. Дохожу до прихожей, слышу как щёлкают замки входных дверей за спиной, а затем он проходит мимо меня и удаляется к себе в комнату, сильно хлопая дверью. Отсчитываю 5 секунд после хлопка и иду следом, вхожу в прихожую, отделённую от главной комнаты шторкой, закрываю за собой основную дверь и начинаю переодеваться. Тишина… даже пошевелиться страшно. Воздух уже нагнетает атмосферу повиновения, и мне кажется, что я делаю что-то не так, когда нарушаю это молчание и издаю какие-либо звуки.

Я сняла курточку и обувь, надела балетки, выложила на стул подготовленный к съёмке фотоаппарат и наушники. Что ж, теперь экипировка. Передо мной лежат синие борцовские бинты для рук, повязка на глаза из зелёной ткани и красные наколенники. Дрожащими руками беру бинты. Так, где-то здесь должна быть петля для пальца… начинаю обматывать правую руку прямо поверх рукава. С третьего раза наконец-то более-менее получилось. Не слишком ли долго я копошусь? Приступаю ко второй руке – тут дело пошло намного быстрее. Так, дальше наколенники. Что это, блин, за непонятные длинные красные штуки аж с двумя защитными щитами..? Что куда? Как это вообще надевать? Я надеялась увидеть обычные наколенники, а тут вообще какая-то непонятная инопланетная фигня. Я крутила защиту в руках и никак не могла сориентироваться. Так хотелось сказать вслух «Я запуталась!» или «Я не знаю, как это надевать», но было очень страшно, мне, вроде бы, нельзя говорить. В любой непонятной ситуации заходи в интернет и ищи ответы на свои вопросы! Но, к сожалению, в этот раз интернет мне не помог. Ладно, была-не была! Я натянула защиту на ноги сверху на джинсы непонятно как и приступила к завязыванию глаз, затем взяла в руки наушники и кое-как нащупала выключатель на стене. Выключаю свет и считаю 10 секунд – всё по сценарию. Мне казалось, что я считала слишком долго, то ли от волнения время для меня замерло, то ли я просто кое-как перебирала слова даже у себя в голове. Отодвигаю шторку, делаю осторожный шаг вперёд, встаю на колени и склоняю голову, держа руки сцепленными впереди.

– Здравствуйте, Хозяин, – мой голос дрожал, был тихим и скомканным, я даже не узнала его. Сама не ожидала, что так получится.

– Кто ты? – его же голос был уверенным и холодным.

– Ваша вещь, Хозяин, – ещё тише выдавила я.

– Зачем ты пришла?

– Чтобы служить Вам, Хозяин…

После этих слов он наклонился и надел на меня ошейник, затем потянул за его свободный конец вверх, чтобы я встала и забрал у меня наушники. Он стал подталкивать меня вперёд, я делала неуверенный мелкие шаги, пока не наткнулась на что-то. Это был стул. Мне казалось, я нахожусь в самом центре комнаты. Похлопываниями и потягиваниями Хозяин молча давал мне понять, что я должна делать. Через несколько секунд я стояла на коленях, на этом самом стуле. Вдруг воцарилась тишина, а затем послышался разочарований вздох.

– Встань со стула, – приказал он строго.

Я что-то не так сделала? Я неуверенно встала в ожидании непонятно чего. Он встал слева от меня.

– Ну как ты их надела... это же вовсе не так должно быть, – словно отчитывая меня, как маленькую, он взялся за наколенники и стянул их ниже.

Ну, значит надо было предупреждать и инструктировать...

Я залезла обратно на стул. Он расставил мои колени широко друг от друга, сведя при этом лодыжки, поставил мои руки у вертикальных палок, которые формировали спинку стула и начал привязывать их верёвкой. Было очень неудобно, расстояния между большими и указательными пяльцами упирались в палки, и мне было уже даже больно, но я не могла пошевелиться. После он начал связывать ноги, а затем заклеил мне рот скотчем, засунул в уши мои вакуумные наушники, а сверху надел ещё большие звукоизолирующие наушники.

Дебильная улыбка не слезала с моего лица. Я очень старалась подавить её, боясь, что мне за это может прилететь, но удавалось с трудом. Я кусала губы и сжимала их как можно плотнее, глубоко вдыхала, стараясь успокоиться. Не знаю, почему мне так хотелось улыбаться. Я услышала шуршание, характерное для вращения диска. CD-плеер? Или всё-таки телефон? Я гадала: что же за музыка сейчас заиграет? Знаю ли я её и смогу ли описать? Каково это вообще – заниматься сексом и не слышать ничего вокруг? Да ладно сексом! Сегодня намечается что-то пограндиознее… Я слышала лишь своё притуплённое напряжённое дыхание и усердно пыталась уловить и уложить в своей голове звуки извне. Вот он где-то передо мной, а теперь сзади… что же он делает? Так интересно и совершенно невозможно. Ну разве можно так мучить человека незнанием?

Он в очередной раз подошёл ко мне сзади и стал расстёгивать мои джинсы. Я немного выгнула спину, чтобы дать ему больше доступа к животу и маялась в предвкушении, тело гудело от адреналина и страха неизвестности. Он спустил мои джинсы до колен, я, кстати, по его повелению, была без трусиков, и теперь мне было жутко некомфортно стоять так с голой задницей, не имея даже ни малейшего понятия, куда он смотрит. Плюс ко всему я не чувствовала, что у меня там между ног творится, от этого становилось ещё более не комфортно…

Он включил музыку. Интересно, он тоже её слышит или только я? В ушах разливались волнующие звуки органа. Я знаю эту композицию, её обычно используют в фильмах во время каких-нибудь напряжённых моментов... Но, похоже, это не оригинал, а интерпретация. Честно говоря, такой вариант мне даже больше нравится. За органом вступает скрипка, повторяет сыгранные им ноты, а затем продолжает волнующую мелодию в одиночку. На несколько секунд на фоне подключаются другие инструменты, а затем снова скрипка вступает в соло. Смычок с бешеной скоростью скажет по струнам, в некоторые моменты замирая и снова продолжая бешеный ритм.

С первых нот композиции я уже напряглась... что сейчас будет? Я чувствую, как он гладит меня по ягодицами и сжимает их в ладони, а затем вместе с резким звуком барабана в наушниках прилетает первый удар по заднице, и музыка резко ускоряется. Я стискиваю зубы и невольно стараюсь удержать вскрик внутри. Место удара гудит, импульс покалыванием распространяется по коже. Пока это не больно, а даже приятно. Секунда – и удар с другой стороны. Реакция та же. Каждый удар сопровождался поглаживанием саднящего места, но я ждала лишь боли и, к своему удивлению, невольно вздрагивала каждый раз от мягкого прикосновения рук. Ещё раз и ещё… всё по кругу. Сначала он не повторялся, но затем удары прилетали уже по битым местам, и становилось всё больнее. Я не могла понять, чем меня бьют. Это был не ремень, не плеть и не стек, это было словно бы что-то жёсткое и твёрдое, в какие-то моменты мне даже казалось, что это какой-то пластмассовый предмет с круглым набалдашником.

Становилось невыносимо больно, мне казалось, что я сейчас зареву. От каждого удара я кривила лицо, округляла спину и поскуливала, а в голове бегущей строкой повторялась фраза «Ну не бейте меня, хватит…». Но я терпела. Я уже не чувствовала ни рук, ни ног и задница гудела так, что я уже не могла чувствовать что-либо достаточно отчётливо. Он похлопывал меня по пояснице, чтобы я прогнулась, но после каждого удара становилось всё труднее находиться в таком положении, хотелось спрятаться, убежать, закрыться... но я пришла сюда добровольно и моя задача служить Хозяину, доставлять ему удовольствие, а значит, я должна терпеть.

Он сменил непонятный предмет на ладонь, сделал несколько звонких сильных шлепков, затем я почувствовала удары ремня. Я мычала и морщилась, по возможности впиваясь руками в сиденье стула. Скотч потихоньку начинал отходить от влажной кожи, а повязка с глаз немного спускалась, но я всё равно ничего не видела. После каждой серии ударов Хозяин проводил рукой у меня между ног, проверяя, насколько я намокла. Интересно, удары возбуждают только тех, кому это нравится или всех без исключения? Я же чувствовала, что уже теку не слабо... Он вошёл в меня двумя пальцами и начал шевелить ими внутри. Я вскрикнула так, насколько мне позволял скотч на рту, и наслаждалась сладостным давлением. Через несколько секунд он вышел из меня и вдруг пропал. Я его не чувствую и видеть не могу, а уж тем более слышать. В следующее мгновение, он стоит передо мной и отдирает скотч с моего рта. Эпиляяяцияяя... Я хватаю ртом воздух, а он пользуется моментом и засовывает мне пальцы в рот. Что за дурацкая привычка – дать попробовать себя? Ну не нравится мне... невкусная я, какая-то кислая и словно бы жгучая. Затем он глубоко целует меня, держа за подбородок, а потом залезает мне под кофту и начинает мять мою грудь. Ай! Я вдруг почувствовала какое-то давление у себя на соске, и Хозяин тут же убрал руку. Я не могла понять, прицепил он мне что-то на сосок или это просто остаточное чувство, но через пару секунд это меня уже не волновало.

Он снова подходит сзади, и я чувствую ледяное прикосновение в области лопаток. Лёд мгновенно начинает таять, давая подтёки, и спускается ниже по спине, к пояснице и саднящим ягодицам. Я выгибаюсь от приятных ощущений, а он берёт ещё один кусочек и повторяет то же самое. От ледяных прикосновений кожа начинает гореть, а на заднице так вообще появляются непередаваемые ощущения. Следующей льдинкой он провёл у меня между ног, а затем ввёл её мне внутрь. Лишь пару секунд я чувствовала холод, а затем он бесследно исчез, будто ничего и не было. Неужели у меня там так горячо, что ледышка растворилась в два счёта? Спина по-прежнему горит и… ой! Это уже что-то другое. Кажется, он капает мне на спину воском с горящей свечи. Я прогибаюсь под обжигающими каплями. Интересно, какого они цвета? Мне почему-то представились фиолетовые… а, может, красные? Да нет, скорее всего, стандарт – обычный белый воск.

Капли были то холоднее, то горячее и мгновенно застывали на коже. Их путь следовал от лопаток и до поясницы, так же, как прикосновения льда. А потом горячий воск дошёл и до моих ягодиц, создавая ощущение тройного жжения.

Первая композиция кончилась. Небольшая тихая пауза и снова звуки скачущего с бешеной скоростью смычка. Эту композицию я тоже знаю… кажется, это Вивальди «Времена года», Лето, если не ошибаюсь. Повторяющиеся нотные отрывки, словно струи воды, стекают куда-то вниз, моё сердце замирает от каждого звука и плывёт по течению вслед за музыкой. Мне снова прилетает удар, и на этот раз я сильно вскрикиваю. Ничего уже не мешает звукам вырываться из моего рта, но я толком не слышу себя. На этот раз это был ремень. Хозяин хлестал меня им то по левой, то по правой ягодице, возобновляя, уже успевшее немного остыть, жжение. Я кричала, не сдерживая себя. Наверно, это было слишком громко… но я не слышу и не могу ничего контролировать. Удар. Ещё один, и ещё… а затем шлепок ладонью. Звон ударов вибрацией распространялся по моему телу, мне даже казалось, что я слышу их. Вдруг я почувствовала на пояснице что-то прохладное и твёрдое. Оно скользило по коже спины, затем перешло на ягодицы, прошло между ними, потёрлось у меня в промежности и плавно зашло внутрь, двигаясь так медленно и мучительно, разливая по всему телу сладостную истому. О боже, что это? Движения ускорялись, заставляя громко стонать, и вдруг, всё прекратилось...

Я снова потеряла его. Куда он исчез? Я чувствую его руки у себя на лице, а затем он встал на что-то повыше и прикоснулся к моим губам своим членом. Он такой тёплый, а кожа такая мягкая и нежная… Я беру его в рот и начинаю сосать. Особо двигаться я не могла, поэтому он производил движения самостоятельно, помимо прочего притягивая меня за затылок. Он остановился, спустился и обошёл меня сзади, поводил своим членом по моей мокрой киске и резким движением вошёл внутрь. Я вскрикиваю, наверное, опять слишком громко. О, это ощущение наполненности! Внутри всё сжимается, проводя по телу импульсы наслаждения, а он начинает быстро и агрессивно двигаться во мне. С каждым толчком я кричу всё громче и задыхаюсь. Я уже не различаю музыку, кажется, началась другая композиция, но я полностью погружена в ощущения своего тела и не обращаю на звуки никакого внимания, я просто не могу на них сосредоточиться. Так, стоп! Он что, вошёл в меня без презерватива? Какая безответственность, если так!

Он выходит из меня и снова добавляет вовнутрь пару ледышек. Холод на мгновение, и снова жар внутри. Теперь во мне не только лёд. Он двигается размеренно, и я чувствую, как его член пропитывается холодом, несмотря на то, что сама я льда не ощущаю. Темп ускорялся, движения становились агрессивнее, мои стоны и крики терялись где-то в пространстве. Вдруг он как-то сильно толкнул меня, и я уткнулась грудью в перекладины спинки стула. Жгучая боль окутала мой правый сосок. Всё-таки там была прищепка. Корчась он неприятных ощущений, я сильнее упёрлась руками в вертикальные палки стула, лишь бы больше ничего не касалось больного соска.

Он резко выходит из меня, и я чувствую, как мне на ступни струёй выливается что-то тёплое. Он что, кончил? Но это же не я..? У меня оргазма точно не было, к тому же, ещё и струйного. Или всё настолько плохо, что я даже этого не почувствовала? Он снова резко входит и продолжает поступательные движения, я стону, не контролируя себя, понятия не имея, что происходит по ту сторону наушников. Вдруг на спине начинаются странные ощущения... лёд и пламя смешались воедино, оголяя нервы и обжигая кожу, даря непередаваемые ощущения контрастного душа. Горячий воск и капли ледяной воды хаотично петляли по моему телу, иногда сталкиваясь. Одно ощущение накладывалось на другое, они как будто нейтрализовали друг друга. Воск слеплял и стягивал кожу, а лёд оставлял за собой горячее жжение. Он продолжал двигаться, а музыка вдруг кончалась, я слышала своё сбившееся дыхание и притуплённый наушниками звук моих криков, которые эхом повторялись у меня в голове, медальон на моей шее, как маятник ударялся о перекладины стула, как бы дополняя ритм сводящего с ума движения.

Он достал свой член из моей киски, и я снова почувствовала, как что-то капает мне на ноги. Он что, снова кончил? Или это всё-таки из меня…? Хозяин подошёл ко мне спереди и начал трахать меня в рот, пытаясь проникнуть как можно глубже, но я не пускала его. Опять я чувствую вкус себя. Какой же он гадкий… Член двигался вперёд-назад, не давая мне вздохнуть, я пыталась как-то отстраниться, но привязанные к стулу руки не позволяли мне этого сделать. Наконец, он перестал меня мучить, но тут же придумал новую пытку. Снова заиграла музыка, опять эти звуки органа – волнующие и будоражащие всё внутри. Я почувствовала на пояснице очередную льдинку, а на заднице прикосновения руки, поглаживания… Кажется, сейчас будет… Ай! Мне прилетает удар ремнём, я выгибаюсь от жгучей боли, и лёд скатывается с моей поясницы. Сердце как будто куда-то провалилось, я не выполнила задание, и мне почему-то стало жутко страшно… Он жёстко надавливает мне на поясницу, чтобы я прогнулась, и возвращает на место кубик льда. В этом прикосновении я вижу всё его недовольство. Так, сосредоточься… Во что бы то ни стало держи спину прогнутой, чтобы эта дурацкая ледышка не скатилась! Я зажмурилась и приготовилась к удару. Первый! Второй..! Пока что мне всё удаётся, и я держу спину ровно. Третий! Четвёртый! Чёрт! Как больно! Я не выдерживаю и снова выгибаюсь. Остаток ледышки скатывается вниз, а вслед за ним течёт холодная струйка растаявшей воды. Меня схватывают судороги. Задница горит, я больше не хочу это терпеть… Ну пожалуйста, хватит… Но он не умолим. Я снова чувствую холодное прикосновение льда на пояснице и в очередной раз готовлюсь к порке. Собираю все силы в кулак, сжимаю зубы и погружаюсь в музыку, чтобы как-то отвлечься. Удар за ударом обжигали мою кожу, но я держалась, у меня уже даже не было сил кричать. Я удивлялась тому, как ровно он бьёт, что даже от ударной волны и движения моего тела по инерции вперёд, не заставляют ледышку упасть. Наконец, он остановился и растёр холодную лужицу талой воды мне по спине, затем чуть-чуть стряхнул с меня застывший воск. Я вздохнула с облегчением, кажется, это всё…

По вибрации пола я почувствовала, что он куда-то ушёл. Наверное, за фотоаппаратом. Через полминуты он вернулся, прицепил мне на малые половые губы прищепку, поставил на поясницу ещё один кубик льда и отошёл. Яркая вспышка. Кажется, я была права. Даже с закрытыми глазами я видела белый импульсный свет: то прямо передо мной, то где-то сбоку, то сзади… Скажу честно, было некомфортно, но интересно посмотреть, как это всё выглядело со стороны. Фотосессия кончилась и сессия, по-видимому, тоже. Он подошёл ко мне и поцеловал в губы, затем снял с меня наушники, начал развязывать руки, затем ноги… Освободившись, я начала потирать затёкшие руки. Последней с меня была снята повязка. Я увидела свет. Он казался таким ярким, я зажмурилась, и мне было сложно до конца открыть глаза. Оказывается, стул был вовсе не по середины комнаты, а у самого дивана, упирался в него, видимо, чтобы не упасть. Мне казалось, что комната больше… неожиданный поворот. Хозяин сидел на диване передо мной:

– Слезай. Иди сюда.

Я попыталась встать, но ноги не слушались. За это время, пока я так сидела, они как будто атрофировались. Со стороны, я наверное, выглядела ужасно глупо, мне и самой было смешно, но до жути неловко. Чувствовала себя как беспомощный новорождённый жеребёнок, которому непременно нужно встать на ноги, которые совершенно не собираются держать его, постоянно подкашиваются и разъезжаются. Я кое-как завалилась на диван и, обессиленная, оказалась у него на руках.

Привет! Ты дочитал(а) до конца, а значит – тебе понравилось. Я (автор) в настоящий момент нахожусь в очень трудной жизненной ситуации, и буду рад любой сумме, какой бы незначительной она ни была.

Реквизиты для донатов: 5536 9140 3350 2638 (Тинькофф Банк)

Связь с автором (отзывы, реклама, рассказы на заказ, просто пообщаться) – t.me/KirillKash

Заранее спасибо за донаты, они помогают мне писать дальше)

Telegram Кирилл You can contact @KirillKash right away.
13 941
Добавить комментарий:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Голые Топ 10