Эротические порно рассказы » Измена » Мама на море (Часть I)

Мама на море (Часть I)

История эта произошла, когда мне было лет 18 или 19. На тот момент, в моей голове царствовал полнейший хаос из самых различных мыслей и умозаключений (как положительных, так и не очень) периодически видоизменяющихся под действием бушующего полового созревания.

У меня не было особого желания делиться своими проблемами и переживаниями с кем-либо, поэтому я весьма трепетно и ревниво относился к любым попыткам нарушить мое одиночество, что нередко оборачивалось негативом и злостью, существенно вредившим моим отношениям с окружающими... особенно с родными и близкими, с коими мне доводилось взаимодействовать больше всего.

И именно по вышеназванным причинам, запланированной очередной, можно сказать, ежегодной поездке на море я был совсем не рад. Совсем. Меня не прельщала мысль на долгий месяц остаться наедине с непонимающими и, казалось, безразличными родственниками в зоне непосредственного контакта. Да, безусловно, городишко куда мы планировали поехать я знал очень и очень хорошо, в конце концов, мы бывали там почти каждый год за последнее десятилетие. Поэтому в любой момент, я мог спокойно уйти куда-то, дистанцироваться, побыть в «себе», но...

Вдобавок ко всему, в этот год не смог поехать отец. Рабочие моменты, которые нужно было решать здесь и сейчас... не полным составом семьи мы отдыхали не так уж и часто (последний раз мы отдыхали без отца шесть или семь лет назад), поэтому я отнесся к ситуации с пониманием, хоть, откровенно говоря, и был чрезвычайно расстроен, ведь, с отцом я действительно мог поговорить о многом. Спросить много чего такого, что не хотел спрашивать у других. Он действительно слушал и понимал меня... в определенные моменты... и это понимание существенно помогало мне в моем «возрастном периоде».

Так или иначе, таким вот нехитрым способом, на море мы отправились с мамой вдвоем. Ну, положа руку на сердце, вчетвером, учитывая тетю (сестру мамы) и ее сына... но они отдыхали отдельно, в совершенно другом ритме и стиле, поэтому с ними, можно сказать, мы вовсе и не пересекались.

...

Остановились мы в небольшом гостиничном доме хорошо знакомых нам людей, у которых мы останавливались почти каждый раз, за редким исключением. Хозяева дома и всего участка – пожилая пара, помнили и очень хорошо относились как ко мне, так и к маме с ее сестрой, так что ни в плане комфорта, ни в плане денежных затрат никаких проблем мы не испытывали.

Номера мы выбирали сами и взяли те же, что брали и обычно – два соседних номера на предпоследнем этаже (само гостевое крыло было небольшим, около 4 этажей по 5 номеров на каждом) с видом на море, изредка перекрываемым свисающими со стен и крыши лозами дикого винограда и плюща. Номера небольшие, но очень уютные, с символическими балкончиками, одной двухместной и одной одноместной кроватью, телевизором и собственными душевыми, расположенными в отдельных комнатушках сбоку от входной двери.


Первый день прошел незаметно. Мы кинули вещи в номера и все вместе (что было крайней редкостью) пошли на море, после которого разбрелись по городку. Мы с мамой в ближайшее кафе, тетя к подруге, а ее сын, Женька, к компании знакомых. Так что, в дом мы вернулись довольно поздно, до самых сумерек гуляя и посещая знакомые, но слегка изменившиеся места и немногочисленные достопримечательности.

На общей кухне (такие располагались на открытой веранде у самой лестницы на каждом этаже) мы с мамой тут же наткнулись на Женьку вместе с компанией, которые что-то активно обсуждали.

— Здравствуйте, Светлана Степановна! – почти хором поздоровались радостные юноши.

— Ой, здравствуйте - здравствуйте, - заулыбалась мама, - Очень рада Вас всех видеть. Как Вы все выросли...

— Есть такое, - ухмыльнулся Денис.

Я не стал дожидаться окончания диалога, скупо пожал руки присутствующим и удалился в номер.

Ребят я знал постольку поскольку... так, иногда слонялся с ними вместе с братом, но ничего более. Все они были чуть постарше меня, местными, жили и как кто мог подрабатывали или работали в этом же городке, насколько мне было известно.

Коля и Вова, два брата, ничем особенным не выделялись. Отец их зарабатывал тем, что держал примерно похожий гостевой дом, но где-то в городе... и, как говорили, был любитель поломить цены. Никита, пухлый и, в целом, добродушный паренек, по указке матери уже успел закончить какие-то кулинарные курсы и теперь подрабатывал на кухне какого-то кафе. Денис, негласный “вожак” данного сборища, активно занимающийся профессиональным плаваньем и спортом в целом. Резковатый и слегка надменный Тоха. Чиж (понятие не имею, как его зовут на самом деле) самый младший из компании, говорливый, но знающий цену словам. Ну и Женек, мой двоюродный брат, большую часть времени на отдыхе проводивший именно с ними.

Вернувшись в номер и начав принимать душ, я невольно вспомнил девушку, что лежала сегодня отдаленно на пляже. Воспроизвел в своей голове, как неплотно прилегала к ее груди ткань белого купальника, как украдкой она спешно поправила трусики на пояснице, как медленно стекала по раскаленной коже капелька пота... до моря мы добирались на машине тети, останавливаясь то в придорожных гостиницах, то на стоянках, то просто на обочине, вместе с другими “туристами”. В постоянном контакте, у меня чисто физически не было никакой возможности утолить свою похоть, поэтому теперь член вставал колом даже от простого взгляда на слегка выглянувшую из-под лифчика незагорелую часть кожи.

Хорошенько облив свой член шампунем, я удобно устроился на небольшом сидении в душевой кабине и, плотно сжав пенис, принялся медленно мастурбировать, представляя, как выпускаю всю накопившуюся за время поездки сперму прямо на горячую, лоснящуюся от пота грудь той самой незнакомки.

Вдруг, дверь в ванную комнату открылась и на пороге показалась улыбающаяся мама. К счастью, матовое стекло кабины прикрыло мой акт, но я все равно подскочил как ужаленный, резко развернулся лицом к стене и начал активно растирать пенящуюся жижу по всему телу, неубедительно изображая самое обыкновенное принятие душа.

- Как быстро время летит, а? – как ни в чем не бывало спросила мама, делая что-то у раковины.

Я не ответил.

- Так все выросли. Вон, Никита уже уедет совсем скоро. Университет, все дела... а ведь совсем недавно школу заканчивал, довольный весь ходил.

- Ага, - безразлично протянул я.

- Там тетя Ира пришла. Хозяева настоек дали на “дегустацию”, - рассмеялась мама, - Пойдешь? Все еще сидят, не ушли никуда.

- Да не, мам, - вяло ответил я, - Я с ними не особо.

- Ну тогда отдыхай. С дороги устал, наверное.

- Да, нет...

- А я посижу. Если захочешь, ложись спать, я тихонько вернусь.

- Хорошо, - все так же вяло ответил я, предвкушая, как буквально через пару минут уже никто не помещает мне наконец полностью опустошить ноющие яйца.

...

Вернулась мама далеко за полночь.

Как и обещала, она тихо-тихо, почти на цыпочках прокралась до чемодана, взяла оттуда спальный комплект и отправилась в душевую, где, стараясь лишний раз не шуметь, быстро смыла с себя макияж и переоделась, решив принять душ уже завтра утром.

Проверив, хорошо ли я укрыт и подправив мое одеяло, мама в гордом одиночестве легла на свою двуспальную кровать. Посмотрев прогноз погоды на завтра и быстро полазив по социальным сетям, мама хотела было уже лечь спать, как вдруг...

*бззз*

[Спишь?] - вспыхнул новым сообщением экран телефона.

[Нет], - ухмыльнулась мама, печатая ответ.

[А что делаешь?]

[Лежу]

[Дрочишь?]

[Что за вопросы?]

Внизу живота у мамы и правда, от неожиданности и даже скорее от наглости собеседника, приятно расплылось тепло...

[А что такого?] - не успокаивался собеседник.

«Ну, это уже перебор», - подумала мама и хотела было набрать ответное сообщение, как вдруг пришло следующее.

[Ты сегодня такая красивая была. У тебя безумно притягательная шея и плечи. Я весь вечер места себе не находил, все хотел как-то дотронуться до тебя... погладить твои ножки, твои руки... да и ты еще так смотрела, что, я еле сдерживался. Не обижайся за резкие слова у меня в голове сейчас все будто в тумане]

Мама прикусила губу и, выключив экран, убрала телефон под соседнюю пустующую подушку.

Ей было лестно читать подобное. Да, комплименты были топорными и примитивными, но... они были честными. Она знала это и прекрасно понимала, что сейчас творится в голове у ее собеседника. Понимала, как он с трудом находил слова для чего-то хоть более-менее галантного, чего-то не открыто вульгарного.

Прикрыв глаза, она какое-то время просто всматривалась в темноту, не надеясь особо отогнать навязчивые мысли... затем, осторожно, едва слышно, припустила под одеялом трусики и, затаив дыхание, нежно дотронулась кончиком пальца до изнывающих половых губ. Мокро. Очень мокро. Ее соки буквально...

*бззз* - отвлек ее звук вибрирующего телефона.

«Нет. Достаточно. Не буду отвечать», - подумала мама и, в следующее мгновенье, запустила руку под соседнюю подушку судорожно хватая вновь завибрировавший телефон. На долго ее не хватило.

[Свет, я безумно тебя хочу. Если бы не Димка, я бы... у тебя такой приятный голос... я бы так хотел снова услышать, как ты стонешь и причитаешь подо мной. Как ты сначала умоляешь меня перестать и остановиться, а потом засунуть глубже. Сильнее.]

[Свет, я... я этого целый год ждал. Тебя ждал. Хотел только в тебе быть. Снова ощутить тебя. Ласкать тебя.]

Мама снова выключила экран и прижала телефон к груди. Ее пальчики плавно скользили меж ее половых губ, равномерно размазывая выплёскивающиеся соки. Удовольствие волнами накатывало на нее, дыхание окончательно сбилось, а все тело дрожало, в предвкушении бурного оргазма.

«Надо... надо что-то ответить», - подумала мама, с трудом остановившись и с опаской посмотрев на темный силуэт спящего сына.

[Докажи] – напечатала мама, размазывая по теплому экрану телефона собственную смазку и тут же отправила.

«Нет, нет, нет, ну зачем же... ох... зачем же я...» - тут же начала она ругать себя, вновь запуская руку под одеяло и с большим нажимом продолжая ублажение.

*бззз*

«Господи, пусть это будет член», - подумала мама. «Не пиши мне ничего, просто пришли свой хуй»

[Сначала ты] – всплыл жестокий ответ на экране телефона.

«Скотина», - подумала мама, аккуратно вводя в свое разгоряченное лоно обильно покрытые смазкой пальцы.

[Свет, пришли себя. В том самом купальнике, а потом и я докажу]

Мама начала было активнее трахать себя пальчиками, как вдруг резко остановилась, громко хлюпнув пиздой.

«Так нельзя... услышит... я уже все тут...» - путались ее мысли.

[С чего ты взял, что он у меня с собой?]

[Потому что я знаю, что ты хочешь снова почувствовать, как мой хуй проталкивает его глубоко в твою попку]

...

Я проснулся от каких-то шорохов и скрипов со стороны шкафов. Слабо понимания, что происходит, я повернулся на другой бок, и увидел, как мама, в тусклом свете небольшого брелка-фонарика, что-то активно ищет в шкафу и чемоданах.

- Мам... что т...

- Спи-спи, сынок, - не отрываясь от поисков прошептала мама, - Я просто решила документы переложить.

- А... хорошо... - протянул я и снова провалился в царство Морфея.

...

На утро я проснулся от энергичного стука в дверь и едва слышимых криков: «Свет! Све-ета! Дим! Откройте, пожалуйста!». Тетю Иру я сразу узнал по голосу, но спросонок разбираться в очередных ее проблемах не было никакого желания.

Неспеша встав с кровати, я принялся натягивать на себя майку и штаны. Мамы в номере не было... но я не придал этому особого значения.

— Что случилось? –щурясь от утреннего солнца, открыл я дверь.

— Ох, Дим, прости что разбудила, - тетя выглядела взволнованно – Да, Женька мой усвистал с утра пораньше к ребятами и закрыл дверь! А я свой комплект ключей никак найти не могу! Я еще Светке давала...

— Мамы нет.

— А... а ты, Дим, можешь посмотреть, может она в номере их оставила?

— Проходите, - кивнул я, - Сейчас поищем.

Поиск результатов не дал и я, обернувшись, отрицательно помотал головой.

— Не-а, нету.

— Ох, Дим, а ты может это... - тетя приоткрыла стеклянную дверь на балкон и с опаской посмотрела вниз, - Может, перелезть сможешь? Тут недалеко совсем... а... а я тебя подстрахую. Подержу.

— Ну-у, не знаю... а что за спешка то такая? – протиснулся я на балкончик и озабоченно осмотрелся.

Расстояние между нашим балконом и балконом номера тети было действительно небольшим. Буквально один полный шаг, но... по больше части, пугало не это, а громадная высота, находящийся снизу забор и прочий малопригодный для приземления хлам.

— Да-а! Вон, с Риткой запланировали за город выбраться, там как раз муж ее добросит нас, а вещи все в номере, понимаешь?

Я кивнул. “Ритка” или тетя Рита – мама Никиты, веселая и активная женщина значительно старше моей мамы и тети Иры. Именно со знакомства ее и тети началось плотное общение моего брата с местной компанией ребят.

— Ну что? – торопливо спросила тетя, - Сможешь перелезть? Тут вроде не далеко...

— Сейчас попробуем, - кинул я и осторожно перелез за перила.

— Давай я... - начала было тетя, но к тому моменту я уже шагнул в пустоту, едва успев уцепиться свободной рукой за перила соседнего балкона.

Еще один момент, перекидывание ног и я, в полной безопасности, стою в тетином номере.

— Уф, Димка... спасибо тебе огромное! Посмотри, может я их на тумбочке оставила...

Ключи действительно лежали на тумбочке, возле кровати. Хм, наверное, тетя прекрасно знала, что мамы нет в номере и с самого начала это был лишь гнусный план растолкать меня на столь опасные трюки. И ради чего? Рисковать жизнью ради благополучия собственного времяпрепровождения? Не легче ли было дождаться возвращения мамы?

— Спасибо, Дим, - улыбнулась тетя, едва я открыл дверь ее номера изнутри - С меня причитается!

— Не вопрос, - кивнул я, возвращая ключи.

...

Мама вернулась через минут двадцать-тридцать с полным пакетом фруктов и прочих местных яств.

— О, проснулся уже? А я тут, с утра пораньше, на рыночек сбегала. Вот, понакупила тут всякого, чтобы ты здоровья и витаминов набирался.

— Спасибо, мам. Но, надо было меня разбудить, помог бы...

Мама отмахнулась.

Конечно, ничего про прыжки меж балконов и тетины манипуляции я рассказывать не стал. Да и зачем? Все закончилось хорошо... а лишний нервы и разборки лишь испортят отдых.

День пролетел так же незаметно. Море, пляж, кафешки...

Ближе к вечеру мы вернулись в номер, и я хотел было отправится в душ, как мама остановила меня.

— Дим, мы сегодня с тетей Ирой и Ритой хотели за город выбраться, на водопады. Посмотреть, отдохнуть... ты как, не против? Один побудешь? Можешь сходить погулять...

— Конечно, - пожал я плечами, - Отдыхайте.

— Ну, ладно. Хорошо. Там муж Риты нас подбросит, так что вернемся, наверное, только завтра с утреца. Если что, фрукты я вон положила... ну там и остального по мелочи...

— Ладно, ладно, - покивал я и отправился в душ.

На удивление, вечер действительно проходил хорошо. Никто меня больше не беспокоил, никто не донимал... Бесцельно побродив по окружающему нас частному сектору, вдоволь налюбовавшись красотами несвойственной родному региону природы и наслушавшись музыки, я вернулся обратно в гостиницу практически в кромешной темноте.

Тихо. Так, лишь изредка то тут, то там из закрытых номеров слышались какие-то шорохи и приглушенные переговоры. Где-то вдалеке устало погавкала собака, а небольшой соседней улочке залились трением невидимые цикады.

Неспешно подойдя к двери нашего номера, я вдруг услышал смех в тетином номере... но, мгновение спустя он столь же внезапно прервался, утонув в тишине.

«Верно Женька вернулся», - подумал я и зашел к себе.

Вымыв руки и раздевшись, я улегся с ноутбуком на кровать, как вдруг снова из соседнего номера донеслись непонятные шорохи... и, кажется, даже сдерживаемое женское мычание... я прислушался. Ничего. Только слившаяся с фоном трель насекомых, пробравшаяся в номер из приоткрытой балконной двери.

Нахмурившись, я вновь погрузился в притягательный интернет... как ночной покой снова разорвался от довольно громкого томного и протяжного женского стона за стеной. И снова тишина... будто ничего и не было.

— Ну, либо это Женя хорошо отдыхает, либо тетя... - подумал я, втыкая в уши вакуумные наушники.

Тетя была одна столько, сколько я себя помню.

Мужа ее убили в бородатые годы, а сама она предпочитала более свободное общение традиционному институту семьи, используя сохранившуюся привлекательность и манящие формы на полную катушку. Так что, да... в подобных поездках, если мы отдыхали все вместе, мама и папа нередко брали номер подальше, при случае, не заостряя внимание и стараясь как бы оградить меня от “взрослой жизни”. Но, не смотря на их усилия, подобные охи, вскрики и стоны были для меня не новы и никоим образом не влияли ни на мой отдых, ни на мое отношение к тете. В конце концов, каждый отдыхает как может и хочет верно?

...

Следующие несколько часов прошли в покое... не знаю, может быть в соседней комнате и было что-то, но в моих наушниках громыхала довольно громкая музыку, так что я, в некоем роде, был отделен от окружающего мира. Однако, в конечном результате это меня не спасло от нежданных гостей, вкупе с очередными проблемами.

Отвлекшись на секунду для похода в туалет, я вдруг услышал, что в дверь настойчиво постучали.

— Кто? – спросил я, не открывая двери.

— Дим, открой – донесся голос тети.

И вновь, как и с утра, на пороге стояла тетя. Только на сей раз не взволнованная, а скорее... вымотанная.

— Женька, видимо, ключи в замке оставил, не могу внутрь попасть, - махнула тетя Ира рукой в сторону соседней двери, - Можно я сегодня у Вас переночую?

— Э-э-э... да... да...

— Ох. вот, спасибо. Я твоя должница уже дважды, - улыбнулась она, проходя в номер.

— А... Вы... пораньше?

— А? А, не! Ритка не смогла сегодня, - с досадой пожала плечами тетя, - Зря только тебя с утра рисковать заставила.

— Не... смогла? – ошарашено спросил я.

— Ага, представляешь? Ну, вообще, не она, а муж ее, но... да какая разница? Так что я решила там особо не засиживаться и пошла по магазинам прошвырнулась.

Я не ответил. Молча зашел в душевую, закрыл дверь на защёлку и, с бешено колотящимся сердцем, припал к общей с соседским номером стене.

К сожалению, ничего услышать мне так и не удалось... может стучащая в висках кровь мешала, а может быть там и не было ничего... потупив еще немного я вернулся в комнату и принялся бесцельно таращиться в ноутбук.

— Ты чего бледный какой? – спросила тетя.

— Не знаю, - промямлил я, - Голова чего-то...

— Давай-ка спать, а? А то время уже. Я вот тоже устала, что аж ноги отваливаются. Сейчас умоюсь и давай на боковую.

Я кивнул. Женя был в сети, а вот мамы не было онлайн уже около шести – семи часов.

[Ты где?] – написал я брату, но ответа так и не получил.

Рой мыслей клубился в моей голове от явно ложно успокаивающих, до неприемлемо абсурдных. Руки и ноги похолодели настолько, что я буквально чувствовал ломоту и боль в суставах.

— Ключи есть только у Жени и у мамы... но зачем бы... - пронеслось у меня в голове.

Я выключил ноутбук, не в силах больше притворяться, что все хорошо и повернулся на бок, стараясь погрузиться в сонное забытье... но предательский член продолжал упорно каменеть, вытягиваясь на полную длину. Дикие и искаженные образы вырисовывались в темноте моего сознания.

— Там мама, - подумал я, - Определенно мама... зачем тогда еще ей было врать?

Минут через десять из соседнего номера до меня донесся тихий, но все же различимый методичный скрип кровати. Некоторое время скрип держался ровно, лишь изредка чуть ускоряясь и тут же возвращаясь в привычный темп, а затем внезапно затих, после протяжного женского стона.

*БУМ*

Мощный толчок и соседская кровать с характерным грохотом громко ударилась об общую стену.

*БУМ*

Еще один удар, а за ним уже несдерживаемый женский возглас:

— О-о-о-о, да-а-а-а!

И тишина.

— Голос... похож на мамин? – еще сильнее съежился я в своей кровати, - Шлюха... шлюха... ебется с кем-то в соседнем номере... как конченная шлюха...

Дверь в ванную открылась и оттуда осторожно вышла тетя, еле сдерживая широкую улыбку.

— Во Женька дает, да? – хихикнула она, но, подумав, что я сплю, замолчала, выключила свет и принялась шуршать одеялами, готовясь ко сну.

...

Медленно тянулись минуты... я лежал полностью увлеченный и поглощенный редкими звуками, доносящимися из соседнего номера. Видимо, совокупляться они закончили и теперь обсуждали что-то, шепотом, в надежде что никто их не услышит. О чем шел разговор я разобрать не мог, но один из голосов как будто бы действительно принадлежал Женьке.

— Может действительно Женька? – вновь подумал я, - Просто повезло со взрослой и...

Я вновь проверил телефон, но брат так ничего и не отвечал. Мое сообщение оставалось непрочитанным, а звуки разговора из-за стены, меж тем, снова сменились легким поскрипыванием, то и дело срываясь на женские стоны и ахи. Трахались аккуратно, тихо, лишний раз стараясь не шуметь, но видимо... не могли... страсть и похоть то и дело брала верх.

Так прошло еще пару минут. Звуки ебли не стихали, а мое воспаленное сознание наполнялось извращенными образами мамы... или, скорее, шлюхи очень похожей на маму, в которую до самого упора всовывают крепкий хуй. Она умоляюще стонет, унизительно подмахивая неизвестному ебарю, с силой сжимает собственные груди... сама насаживается, чувствуя как внутри нее... Дотронувшись до раскрасневшейся головки, я почувствовал, как горячая сперма почти моментально заполняет мой член и... наконец, решился.

Обернувшись и понаблюдав за мерным дыханием спящей тети, я собрал волю в кулак и, медленно, стараясь не шуметь, вышел на залитый ночным светом балкон.

Мне предстояло повторить утренний прыжок, но от былого страха не осталось и следа. Возбуждение больно било по моему рассудку, отзываясь то и дело легкими спазмами в до боли напрягшемся члене. Не особо задумываясь над опасностью, я перемахнул через перила и вновь перебрался на соседний балкон, тут же спрятавшись в свисающих лозах винограда.

— Это точно Женя, - успокаивал я себя, - Он сам рассказывал, как они двух студенток пустили по кругу в прошлом или позапрошлом году...

Пригнувшись еще сильнее, я постарался успокоить бешено колотящееся сердце, плотно сжал кулаки и аккуратно заглянул в тетин номер.

На двухспальной тетиной кровати широко расставив ноги и запрокинув руки за голову лежал полностью обнаженный Денис. Рядом, полусидя-полулежа копошилась облаченная лишь в кружевные черные чулки с подвязками мама... моя мама...

Сначала мне не удалось хорошенько разглядеть чем она там занята, но затем... весь пресс Дениса, с выпирающими кубиками мышц поблёскивал в лунном свете обильным слоем свежих слюней, которые мама с маниакальным усердием слизывала, а затем многочисленными поцелуями наносила повторно.

— Нравится? – прошептал Денис, нежно, но властно беря маму за волосы и, с нажимом, зарывая мамино лицо в оставленное ей же лужу слюней.

— М-м... да-а... - с трудом выдавила из себя мама, уткнувшись в смоченные мышцы пресса юноши.

Парень улыбнулся, продолжая возить мамино лицо по собственному телу.

— Да-а-а... - протяжно застонала мама, запуская левую руку между своих ног.

Когда мама подняла голову моему взору предстало ее родное лицо, полностью залитое слюнями. Макияж потек, тушь размазалась, оставляя сексуальные темные пятна под глазами, а ярко красная помада широкими ручейками сползала на подбородок, в последствии капая на белоснежную грудь вперемешку со слюнями.

— Убери руку, - холодно сказал Денис.

— Х... хорошо... - выдохнула мама, почти моментально убрав руку от своей текущей киски.

Ее растрепанные светлые волосы были кое-как собраны в длинный конский хвост на затылке. Молочно-белые груди второго размера, контрастирующие с остальным, слегка загорелым телом, краснели явными следами укусов, продолжающимися по всему плоскому подтянутому животику с аккуратным шрамом от кесарева сечения.

— Хочешь еще? – прошептал Денис, гладя маму по мокрой щеке.

Мама быстро кивнула, невольно разбрызгивая во все стороны капельки слюней.

— Как сильно хочешь?

— О... очень хочу, мой сладкий, - простонала мама, наклоняясь чуть вперед и медленно обхватывая темный загорелый сосок юноши влажными губами.

Денис закрыл глаза и в блаженстве откинул голову назад. До боли мне знакомые мамины руки с длинными пальчиками, которыми она обычно гладила и прикасалась ко мне, вынырнули из темноты. Правой рукой мама плотно сжала толстый члене Дениса, медленно надрачивая приносящий ей невероятно развратное удовольствие инструмент. Левой нежно, с нескрываемой любовью, она начала гладить шею парня, переходя на бицепсы и грудь... тело, мышцы юного любовника невероятно заводили ее, заставляя то и дело жалобно постанывать в ожидании продолжения.

— Сыночек, - обратилась мама к Денису и вмиг меня будто бы полоснуло тысяча ножей, - Хороший мой... я... м-м, а-а... я... очень хочу, чтобы ты кончил... чтобы...

— Нам... - с трудом выдавил из себя Денис, плавно останавливая мамину дрочку, - Нам... Женя за месяц написал, что... что Вы приедете...

— Ты готовился? – улыбнулась мама переставая сосать соски партнера.

— Да-а, - выдохнул Денис, смешивая ответ со стоном удовольствия, - Я... я так ждал, что ты...

Мама улыбнулась, убирая руки и нарочито медленно, чертовски сексуально спускаясь к паху парня.

— Ты знал, что получишь меня?

— Я... я боялся, что нет, - снова выдохнул Денис, закапывая руку в мамины светлые волосы.

— Но ты получил меня... ты взял то... что так хотел... - шептала мама, высунув язык и неспеша полизывая гладко выбритые яйца Дениса.

— А-ах, бля-я... какая же ты ахуенная...

— Ты... м-м-м... ты сегодня так много раз делал маме хорошо, - улыбалась она чувствуя как яички ее партнера трутся о ее нос, закрытые глаза, щеки, губы, - Маме так хорошо с тобой... ты такой молодец... чемпион... мой чемпион...

— Бля-я-я, - зарычал Денис спешно отодвигаясь от смотрящей ему снизу вверх в глаза мамы.

— Что такое? – нежно спросила мама, покрывая бедра юноши поцелуями, - Мама чем-то расстроила тебя?

— Не, не... - часто дышал Денис, - Просто... я... просто я не хочу вот так вот кончать...

— А во-о-от... сюда-а-а? – игриво протянула мама, переворачиваясь с живота на спину, пальчиками разводя в стороны половые губы и открывая уже раскрасневшийся вход, исторгающий из себя невероятное количество соков.

— Д-да... да-а... - подался вперед юноша, - Но... я... в гандоне?

— Влей в меня... - едва заметно отрицательно качнула головой мама, не переставая блядски улыбаться и поигрывать пальчиками по гостеприимно открытой пизде, - Иди ко мне... я - твоя награда...

Она не закончила. Денис подскочил к маминой киске и тут же, без предварительных манипуляций, вставил в похотливо хлюпающее мамино лоно свой член на всю длину. Он набросился на нее, как изголодавший, опьяненный кровью и беспомощностью жертвы зверь, больно впиваясь зубами в ее нежные груди, жестко хватая и сдавливая накаченными руками ее горло, плечи, бока и ляжки. Его руки и язык бешено скользили по ее разгоряченному телу своей самки, оставляя красные полосы и следы от сильных укусов.

— Да-а... о-о, блять... о-о-о-о, да-а-а-а... - стонала мама, содрогаясь в порывах наслаждения от уничтожившего благоразумие извращенного коктейля из возбуждения, боли, беспомощности и нескрываемой похоти.

Отпустив все, что делало ее ею, она полностью отдалась в лапы перевозбужденного паренька, годящегося ей в сыны. Она была шлюхой. Хотела быть шлюхой, без единого упрека со стороны совести раздвигающей ноги перед зеленым юнцом. Шлюхой, блядью готовой с благоговением и трепетом принимать скопившуюся от воздержания сперму подрастающего мужчины, который владел ею, приказывал ей, брал то, что хотел, уверенно и смело... добиваясь и непременно получая...

— Открой рот, - скомандовал Денис не прекращая фрикции, вжимающие униженно постанывающую маму в скрипучую кровать.

Мама открыла. Охотно. Настолько сильно, насколько могла.

Удовлетворенный покорностью, Денис улыбнулся и смачно плюнул прямо маме в рот.

— Глотай, - снова скомандовал парень, тем временем почти полностью вытаскивая и вновь с силой обмакивая свой член в обливающуюся соками пизду взрослой женщины.

Мама проглотила, с характерным звуком. Ее возбуждало это. Она знала, что никак не может сопротивляться настолько распаленной страсти, ярко горящей в глазах Дениса. Он имел ее. Трахал как хотел. Как мог и как умел. Дико. Жестоко. Больно. Каждый его нырок в нее сопровождался громким шлепком и хлюпаньем взбиваемых соков... он двигался в ней, терся, расширялся, заполнял ее... он владел ею и даже не думал останавливаться.

— Я... - прорычал Денис, с неконтролируемой силой стискивая мамины ягодицы.

Ей было больно. Все ее тело ныло и горело от многочисленных укусов, шлепков, сдавливаний... мускулистый пресс Дениса, хлюпая влагой ее слюней, с невероятной силой вгонял ее все глубже и глубже в старый матрас.

— Да-а... сыночек... да-а-а! – стонала мама, елозя ватными руками по спине юного ебыря.

Боль росла и тут же сливалась с заполнившим все, захватившим маму изнутри грязным желанием. Желанием быть вытраханной. Униженной. Выебанной. Сломленной. Она хотела этого... хотела, чтобы Денис не сдерживался, брал ее, как последнюю блядь, топя всю нежность и ласку в клокочущем желании выплеснуть в нее свое семя, сломать ее, покорить взрослую суку, независимую самку... приучить ее к грязной, грубой ебли, показать ей что ее жизнь без очередного члена, без очередного траха в обоссаных туалетах или грязных номерах просто ничто... просто...

— А-а-а-ах! Господи, да-да!! ДА-ДА!! ДА-А-А-А – забилась в конвульсиях мама тщетно пытаясь вырвать из железной хватки Дениса.

— О-ох... зат... заткнись, зат... м-м-м...

Мощным толчком Денис вогнал свой хуй в мамино лоно настолько резко и грубо, что мама взвизгнула и в страхе затихла, не смея пошевелиться под слетевшим с катушек парнем. Один за одним поток сладкой, горячей спермы ее любовника выливался в нее, полностью заполняя разгоряченную и избитую пизду.

— Да, мой хороший... да... еще... еще... - шептала мама, тяжело дыша.

Денис дернулся еще раз. Потом еще. Все что он копил, плоды его терпения и ожидания раскаленными струями выплескивалось в маму, начиная неспешно выливаться из разъебанного отверстия, не полностью заткнутого его хуем.

— Влей еще... Денисочка, прошу... влей в меня еще... а-а-ах, д-да... еще...

Весь вспотевший и запыхавшийся, парень снова с силой вогнал все еще твердый член в маму и, затянутыми пеленой неописуемого удовольствия и расслабления глазами быстро пробежался по влажному от пота и раскрасневшемуся от ударов животику мамы. Все в его голове плыло... но он явно был доволен... доволен тем, что сделал, что получил.

Медленно опустившись, Денис больно впился очередным укусом в мамину белоснежную грудь. На какой-то момент мне показалось, что я увидел тонкую струйку крови, потянувшуюся по изгибу... мама, зажмурившись от боли, дернулась и, в следующую секунду, полностью расслабилась, позволяя теплой струе мочи сначала окатить ноги Дениса, а затем неспешно стекать с ее ляжек, впитываясь в скомканные одеяла и простыни.


Со всем уважением, Delta-103.
24 518
Добавить комментарий:
Ещё рассказыГолыеТоп 10