Цепочка

Утро

В это утро она немного опоздала. Солнце уже палило, и на пляже уже наверняка было не протолкнуться. Впрочем, за неделю на каникулах море и солнце уже приелись, и из-за райской картинки, которая так восхищала вначале каникул, все чаще появлялись некрасивые штрихи.

Обещанные три звезды в отеле сильно отличались от прошлогодних турецких. Невкусная вода и кондиционер, работающий по нечеловеческим законам. Вечная грязь и какая-то общая неухоженность все больше мозолила глаза.

Она была, в общем, типичной студенткой. Чуть выше среднего роста, светлая шатенка. Назвать себя спортивной она не могла, но на весе это никак не сказывалось. Пожалуй, ее можно было даже считать излишне худой. Неплохие ноги компенсировались маленькой грудью и каким-то невыразительным лицом.

Как и многие девушки ее 19 лет она была уже не девушкой, однако сказать, что сексуальные удовольствия произвели на нее невероятное впечатление, было нельзя. Первый опыт оказался болезненным, а последующие встречи – унылыми. К каникулам ее полугодовые отношения можно было считать завершив.

Впрочем, она была неглупа, прилично училась, а после неплохой сессии смогла упросить родителей купить ей путевку. Сразу же после обещания родители несколько пришли в себя, поэтому путевка была куплена в Крым, а не в более цивилизованное место, но и то, как говорится, хлеб.

Первые несколько дней по приезде стали для нее культурным шоком. Все-таки поездки с заботливыми родителями и в одиночестве оказались двумя большими разницами. Юг, курортная обстановка, коктейль из приезжих туристов и местных, а также приезжих, но не туристов… — все это несколько кружило голову.

К ее удивлению, здесь практически все можно было сделать договариваясь. Почти официально, полуофициально, не официально, нелегально и даже криминально. Криминал тоже озадачивал, особенно после ухоженного и безопасного города. Ходили явно опасные дагестанцы или чеченцы, которые чаще перемещались на огромных джипах. Шустро бегали цыгане и цыганки, обещая погадать.

Неожиданно много было молодых людей с острыми пронизывающими взглядами, от которых по спине шел холодок – волки и волчата, готовые загрызть зазевавшегося лоха. Мускулистые, покрытые ковром сложных татуировок, они вызывали острое желание стать незаметной.

Хватало и проституток. Как явно платных, так и просто желавших накопить сенсорный багаж на унылый год жизни где-нибудь в Вологде. Она замечала их уже на вокзале, и слушала краем уха тихие фразы «Не хотите ли отдохнуть с девушкой», обращенные к одиноким мужчинам. В баре отеля, на дискотеках и даже пляжах она замечала разных по виду и по поведению, но всегда чем-то похожих девиц с неуловимо одинаковым выражением лица.

По словам родителей, за ней должны были бегать сексуально озабоченные молодые люди и ловить малейшее неосторожное движение, чтобы познакомиться и проникнуть в те места, которые должны были достаться только ее предполагаемому мужу. Таковых, впрочем, не наблюдалось. Она, естественно, уже знала как будет объяснять, что не знакомится с незнакомыми мужчинами и, возможно, лишь разрешит им проводить себя до отеля, однако такого случая так и не предоставлялось.

Сделка

За эту неделю она познакомилась всего с двумя молодыми людьми и оба не проявляли к ней никакого особенного интереса.

Около отеля было несколько лавок с копеечными сувенирами. Купальники из дешевенькой синтетики, бусы из камня или пластика, магнитики, карты… Впрочем, один из топчиков оказался волне и стоил смешных денег, поэтому она протянула карту… которая не заработала.

Павел, молодой человек лет 20, подошел из-за спины и предложил помощь. Он дыхнул на карточку и случилось чудо. Впрочем, чудеса продолжились и дальше, потому что продавец, мальчик Антон, подарил магнитик для компенсации неудобств. Все это произошло как-то так весело и естественно, что не познакомиться ними было совершенно невозможно.

Павел снимал комнату где-то недалеко, а Антон был местным студентом, подрабатывал в сезон в роли продавца. Павел оказался настоящим экспертом по жизни на курорте. Выяснилось, например, что ее номер, можно поменять на почти такой же, но гораздо дешевле и получить разницу себе в карман.

Выяснилось, что есть много ходов и выходов, которые известны местным и позволяют им жить за минимальные копейки. Вместе они купили целую канистру вкусного тягучего и очень сладкого вина, у какого-то деда, а старушка рядом продала огромные жареные пирожки.

Как ни странно, самым интересным оказалось знакомство не Павлом, а с Антоном. Выяснилось, что он искал и находил потерянные на пляже вещи, а потом, если везло, перепродавал. Для нее он выложил несколько рискованный купальник (не понравился) и пару золотых колечек. В любом магазине они стоили тысяч пять, а продавал их Антон за одну. Вещи доставались Антону не только с пляжа. Некоторые сдавали их ради быстрого кэша, некоторые – передавали местные пацаны.

Антон, видимо, отчаянно скучал и был готов продавать ей бижутерию практически даром ради нехитрых разговоров. Тем не менее, деньги таяли, тем более что их и не было особенно много. Впрочем, сегодня его лавка стояла закрытой, а Антон отсутствовал. Что же, перед ней замаячила угроза провести очередной скучный день в толпе на пляже.

Она прошла метров пятьдесят, когда Антон вывернул к ней наперерез из какого-то узенького переулка. Прива, куда топаешь? Топай со мной. Чувствовалось, что он был слегка взбудоражен. Пошли пошли, щас затащишься. Она несколько удивилась, поскольку ничего в повелительном наклонении ей давно уже не говорили, однако все-таки пошла.

Один кент нашел цепь. Золото. Стоит за 40, отдаст за 20. Дальше можно было не слушать и она сразу отрезала – много. Двадцатка пробивала в бюджете брешь, которую ей было не заделать. Да хуй дам, сказал Антон, я тебе не предлагаю. Она приметная, можно влететь. Предлагаю долю. Покупаем на двоих. Я через пару дней максимум продам, прибыль пополам. А так-то у самого не хватает.

Последняя фраза оказалась довольно неприятной. То есть если бы были деньги, ты бы гад и не вспомнил, подумала она. То есть с меня десятка? Антон туманно сказал где-то около. А потом десятка после продажи? Умная, сказал Антон. Предлагаю реально половину от того, что сверху 20.

Десятка была вполне реалистичной суммой, но отдавать ее совершенно не хотелось. Правильно истолковав ее взгляд, Антон предложил: давай сходим к Колобку, а там решишь. Так ее Колобок продает? А кто это, а почему не сам?

Не трынди. Колобок, потому что как колобок. Он умеет найти, а продавать нет. А я умею. Ну что – идешь? И она согласилась.

Колобок

К дому Колобка они подошли в почти полной темноте. В районе стояли частные дома, а до Колобка надо было пройти еще несколько закоулков. Будут вопросы – скажешь, что со мной. И что Пашку знаешь. Особо не трепись, если чего не нравится – не хами, уйдем и все.

Хата была действительно домом сказочного Колобка. В комнате валялся непонятный мусор, громадный старый диван в пятнах и промятинах помнил еще Горбачева. Это соседствовало с супертелевизором Sony, громадным фотоаппаратом и двумя ноутбуками.

Колобок действительно напоминал колобка. Он был круглым, и ниже нее на полголовы. На нем были спортивные трусы и майка безрукавка, поэтому складки жира, спадавшие с боков и живот в виде фартука можно было изучать как по атласу человеческого тела.

С полчаса они разговаривали. Неизвестные местные реп группы, наглые цыгане, даги и русские, которые отжимают места и лезут куда не надо. Ты то деловая? Нет, быстро ответил Антон, со мной. Ну окей. Смотреть будешь? Да, сказала она.

Цепь оказалась действительно крутой. Тяжелая, довольно толстая. Она обернула ее вокруг шеи, но цепь все равно опускалась чуть ниже шорт.

Круто, реально круто. Сказал Колобок. Прямо на тебя. Тридцатка. Как тридцатка? Спросила она машинально. Антон закряхтел, и она вспомнила, что надо молчать. А может быть и 35 сказал Колобок. Да ты че, блин, это же я, возмутился Антон, реально много. Колобок замолчал и стал напряженно смотреть между ней и Антоном. Сразу почувствовалось, что он опасен. Она замолчала, но Антон, не чувствуя опасности, продолжал молоть языком. Не пизди. Сказал Колобок. Для вас – 20. Но по десятке с каждого, а не так как ты любишь. Ок сказал Антон. И достал десятку. Она достала карточку, но Колобок резонно сообщил ей, что он не банкомат. Если денег нет – идите в жопу. Найду кому сдать.

Она переглянулась с Антоном и поняла, что надо импровизировать. Но направление импровизации никак не приходило в голову, пока Колобок не сказал: а хочешь – плати натурой. Один раз и ок. Она вспыхнула красным, а Антон сказал Сорян, мы пойдем.

Неожиданно даже для себя она ответила. Один раз. Антон начал протестовать, но Колобок уже тянул ее к дивану. Становись, а ты, Тоха давай десятку и бери. Ты – раздевайся, а ты, Тоха, иди. Антон сглотнул, но сказал: уйду в месте с ней. Колобок улыбнулся: хитрый суконец. Не боись, один раз.

Заохала она почти сразу, потому что Колобок начал решительно дрочить ей киску, когда она еще стояла в купальнике. Трусы упали на пол, а лифчик он сдвинул вверх, обнажая грудь. Худая же, как доска. Ты сам жирный, все-таки смогла она выдавить. В горле пересохло, и фраза вышла неубедительной.

Он повернул ее спиной и она, неожиданно, почувствовала, что у нее тепло и мокро. Он вставил и несколько раз полуввел. Его орган оказался крепким и неожиданно приятным. Она ахнула уже в полный голос и получила неожиданный шлепок по попе. Кричать будешь, когда я скажу, усекла.

Несколько минут все шло хотя и решительно, но и не так страшно, как она воображала. Брюхо мешало, и даже со спины член входил разве что наполовину, а еще через минуту Колобок как-то отстранился и стал почти нежным. Он гладил ее спину и руки, и сообщил ей, что она прямо как персик.

После этого он рванул ее на себя и буквально вонзился ей в вагину. Она, потерявшая осторожность, закричала от неожиданности и боли. Боль почти сразу сменилась приступом удовольствия и Колобок бросил ее на диван, накрывая сверху. Брюхо куда-то исчезло и член, казалось, заполняет ее целиком. Хотелось вывернуться и убежать, но одновременно хотелось вжаться в диван и принимать член так, чтобы ему было удобнее. Ноги сами собой разошлись и она услышала тяжелое дыхание Колобка. Его пальцы почти болезненно сжимали ягодицы. Затем он провел рукой вверх и нащупал грудь. Это было даже приятно, пока он не сжал ее до боли и вжался в нее изо всех вил. Ааа сука, сказал Колобок раздраженно. Его движения замедлились и вскоре он вытащил, еще раз шлепнул ее и слез.

Некоторое время она лежала, осознавая происшедшее. Оргазм еще продолжался и ее ноги непроизвольно сгибались. Она попыталась встать, но ноги не слушались, а зрение стало расплывчатым. Кто-то смеялся и бил ее по соскам, что вызывало еще одну конвульсию. Как тебе, сука драная? Ну вставай и пиздуй с Тохой.

Она с трудом нашла и надела трусы. Колобок взял у Антона цепь и надел ей на шею. Поноси, заработала. Пиздуйте, пиздуйте, скоро футбол.

Они вышли в ночь. Антон, и она – в криво надетом купальнике с цепью на шее.

Как ни странно, она не испытывала никаких особенных эмоций. Хотелось почесать киску, может быть – сходить в душ, но это, пожалуй, и все. Цепь приятно тянула вниз, и понимание, что она только что заработала 40 штук было даже поводом для гордости.

Чтобы надеть шорты, понадобилась опора. Рука Антона, неожиданно оказалась теплой и приятной. Я крутая? – Невероятно крутая. Мы его сделали. Так ты с уголовниками общаешься? По большей части телки сами все сдают. Некоторым реально нужны бабки, некоторые ищут покурить, а тут тяжело купить, не зная людей.

Она почувствовала, что трусы немного влажные. Он что, без резинки? Спокуха, в резинке, ты че.

До отеля она добралась, с трудом передвигая ноги. Сил осталось только сходить в душ, осмотреть себя в зеркале – синяк на груди, остальное как было, хотя ей казалось, что должен быть хотя бы синяк или даже разрыв где-то около киски.

Антон

Наутро (около 12 на само деле) вчерашние события показались ей страшны сном. Впрочем, синяк на груди, расплывшийся и уже пошедший цветами радуги, показывал, что это был не сон. На телефоне мерцал пропущенный звонок и сообщение в телеге. Они оба были от Антона. Телега сообщала, что клиент найден, и цена 48.

Некоторое время она считала результат и пыталась понять, будут ли они делить напополам 48, 38 или 28. Вариант с 48 показался ей наиболее привлекательным и естественным. Обратный звонок он сбросил, но следующее сообщение приглашало ее на встречу к 20 часам.

В восемь выяснилось, что дело на мази и завтра в день клиент придет за расчетом.

Антон овладел ею почти сразу после этого. Они начали целоваться спонтанно, поцелуи перешли в объятия и жаркие касания тех мест, которые девушки скрывают хотя бы клочками ткани. Они пришли к ней, в «почти такой же» номер.

Ей казалось, что уж этот раз будет фейерверком любви и полон романтики, однако большой разницы она (будем откровенны) не заметила. Миссионерская, десяток фрикций, орган Антона ощущался тоньше, но острее, поворот, немного доггистайла. Она кончила в первый раз, удивившись тому, что ее тело не хочет останавливаться.

Антон тоже не остановился, и продолжил удовлетворять ее, расположившись сзади, лежа на боку. Она почувствовала ритм – три медленно, три быстро и подняла свободную ногу, чтобы ощутить все и во всей полноте.

Второй раз надвигался медленно и неумолимо, ее опять схватила судорога, еще одна. Было приятно сознавать, что Антон не воспринимает ее как суку за 10 тысяч. Неожиданно Антон встал передвинулся к ее голове. Прежде чем она осознала происходящее, его орган коснулся ее губ и выстрелил теплой массой. Она попыталась дернуть головой, но масса брызнула еще и в глаз. Антон продолжил дрочить, брызгая ей уже налицо и грудь. Ааа, еб твою мать, ооо. Да ты просто королева, восхитился Антон и она поучаствовала даже гордость. На всякий случай она поцеловала головку члена, хотя аромат и вкус, все же попавший в рот был скорее неприятным.

Ты без резинки? Спокуха, я же вытащил. Ты реально крута, завтра получим бабки. Захочешь, можно похожее еще раз провернуть. Но теперь уж, конечно, оплатим деньгами.

Неожиданно даже для себя она поняла, что вариант с Колобком и без денег, в общем-то не такой уж плохой, но не стала пока его озвучивать. Каникулы заиграли новыми красками и перспективами, но прямо сейчас на нее неодолимо накатывал сон.

Наутро она позавтракала за шведским столом и, ка и два дня назад, вышла в город несколько позже, чем нужно, чтобы занять приличное место на пляже. Антон, вероятно, получал уже деньги и эта мысль откровенно радовала.

Стоит ли рискнуть еще раз? В общем да, подумала она, только надо будет дать Антону резинку.

Эпилог

Антон, естественно, исчез и больше она его не видела. Колобка, как ей казалось, она узнала в компании в одном из ресторанов, но не рискнула подойти.

Павла она встретила через три дня, и он ничего не знал ни об Антоне, ни о Колобке. Он отвез ее на дикий пляж и на трахнул ее там, внимательно выслушав всю историю. Хуйня какая-то, резюмировал он. Шла к успеху, но не фартануло, бывает.

Еще повезет.

Но это совсем другая история...
8 297
Добавить комментарий:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Голые Топ 10