Эротические порно рассказы » Классика » Дела семейные. Часть I. Саша, переезд

Дела семейные. Часть I. Саша, переезд

Если бы я сам не был участником описанных ниже событий, то ни за что бы не поверил, что такое вообще возможно. В реальной жизни, с обычными людьми, такое не случается. Но, нет, оказалось, что случается. Впрочем, обо всем по порядку.

Меня зовут Саша, мне 27 лет, мой рост 197 см., У меня обычное телосложение, я не толстый, но и не качок. По профессии я - айтишник. Это так я на жизнь зарабатываю. Деньги неплохие, но не сказать, что это занятие доставляет мне море удовольствия. А вот что доставляет, так это мое хобби. Я играю на барабанах в хардкор-банде. Группа эта, конечно же, неизвестная, но кое-какую локальную популярность приобрести успела. Большого значения для данной истории это не имеет, я рассказываю это больше для того, чтобы показать, как в моей жизни появились дальнейшие участники описываемых событий.

На одном из концертов нашей банды я познакомился с чудесной девушкой, которая спустя 3 года стала моей женой. Итак, позвольте представить - Аня, моя жена.

Анечке 25 лет и она - настоящая красавица. Стройная, довольно высокая, 175 см., грудь 3-го размера, подтянутая попка (спортзал и все такое). Аня работает тату-мастером, украшает чужие тела, но и про свое не забывает. У нее много татуировок и пирсинга. Помимо "классики" - уши, брови, нос, у нее проколоты соски и есть интимный пирсинг. По небольшому колечку в каждой губке и прокол на капюшоне клитора.

Ещё у Ани - сплит языка. Когда она делает мне минет я просто обожаю наблюдать, как половинки языка обвивают головку члена с разных сторон. Меня это завораживает.

Когда я 3 года назад познакомился с Аней, она выглядела поскромнее, но все равно сразу же привлекла мое внимание. Пирсинга и татуировок было меньше, но красота то была на месте. Высокая стройная девушка, дерзкая короткая стрижка, черные волосы, черная одежда. Черная подводка для глаз, а сами глаза - пронзительно голубые, на фоне бледной кожи они выглядели, как кристаллы льда.

В общем, я подошел к ней, мы познакомились, разговорились и дальше все пошло как по маслу. Она стала ходить на наши репетиции и концерты, а я, поскольку она как раз начала учиться делать татуировки, стал ее "подопытным" в этом деле. Любезно предоставил ей свое тело. Впрочем, далеко не только для татуировок. Секса у нас было много, Анечка была ненасытной и горячей, да такой, собственно, она и осталась. Ничего не стесняется, любит эксперименты и разнообразие, наряды, игрушки, ролевые игры, все такое. Иногда я даже удивляюсь ее раскованности. Как-то раз я спросил, откуда в ней это, и она ответила, что это все благодаря ее семье, родителям то есть. Что в ее семье тема секса никогда особо не табуировалась, все обсуждалось достаточно открыто. Анины родители считали, что пусть лучше их дочка узнает от них как можно больше о сексе и обо всем, что с ним связано, и в нужное время она будет морально подготовлена. Будет знать, что ожидать, как действовать и так далее. И, раз уж мы затронули тему аниных родителей, то поговорим о них подробнее. Они тоже, как никак, главные герои этого повествования.

Ее папу зовут Герман, ему 52 года, он - художник. Вроде довольно известный, на жизнь, по крайней мере, он зарабатывает исключительно своим "художеством", не только продажами картин, но и кое-какой коммерческой живописью. Ростом он чуть пониже меня, слегка накачан, но не сильно, просто в хорошей форме, без фанатизма. Седые волосы, седая ухоженная борода, серёжка в ухе. Есть несколько татуировок, которые ему сделала Аня, когда уже научились хорошо их делать. Одна из них - имя аниной мамы, Виктория.

Виктория - потрясающая женщина. Ей 48 лет, ростом она около 170 см. Если Анечка - стройняшка, то Вика наоборот, милфа в самом соку, очень "мясная". Огромные сиськи, размера пятого, небольшой животик, большая и сочная жопа, пышные бедра, глаз не оторвать. Стрижка у нее была ещё короче, чем у дочки, можно сказать, мужская, но волосы очень светлые, почти белые. Глаза тоже светлые, серо-голубые.

Честно признаюсь, я не раз и не два, и даже не двадцать два, засматривался на Вику, свою вторую "маму", представляя, как я утыкаюсь лицом в эти огромные сиськи, как она садится мне на лицо своей сладкой задницей и я погружаю в нее свой язык, а хуй - в "мамочкин" умелый ротик. Сопровождавшие подобные фантазии дрочки были одними из лучших в моей жизни.

Официально Виктория владела картинной галереей, но, по большей части, была домохозяйкой.

У меня с аниными родителями были отличные отношения, я любил их, а они меня. Мы реально стали одной семьёй, а чуть позже и нечто большим. Но, как я уже говорил, обо всем по порядку.

Началась эта история довольно банально - с обыкновенного ремонта. После свадьбы мы почти сразу переехали в квартиру, которую нам подарили мои родители. Прожили мы в ней примерно 2,5 года, и нам захотелось сделать в ней ремонт, как-то освежить квартирку. Посколько мероприятие затевалось очень глобальное, снос стен и прочее, то мы решили переехать на время к аниным родителям. Они жили вдвоем в достаточно большом доме неподалеку от города, вроде как мы не должны были их особо стеснять. Анечка спросила у них насчёт переезда и они с радостью согласились. Сказали, чтобы мы переезжали к ним в любой момент и жили столько, сколько потребуется. Замечательные люди!

Оставалось уладить кое-какие дела, ничего интересного. Рабочие должны были приступить через месяц, в течение которого эти дела постепенно и делались.

И вот, наконец-то, этот день настал! Мы с Аней погрузили необходимые вещи в машину и поехали к ее родителям. Была зима, шел довольно сильный снег, я немного переживал из-за этого, но добрались мы без проблем. За городом было очень красиво! Возле дома аниных родителей росли высокие могучие сосны, подсветка дома, снег и сугробы придавали всему какой-то сказочный вид. Позднее, когда я вспоминал это, мне так и казалось, что я все таки попал в какую-то сказку.

Родители встретили нас очень радушно. Мы обнялись. На Виктории была милая пижамка, шелковая, наверное, очень приятная на ощупь. Маечка на тонюсеньких бретельках и коротенькие шортики. Я, естественно, сразу же оценил это, и, когда она обняла меня и чмокнула в щеку, я, возможно, прижал ее к себе чуть сильнее, чем следовало. И на чуть более долгое время, чем следовало. Мы были с мороза, куртки снять не успели, а Вика была без лифчика, разумеется, она же дома, все свои. Тоненькая ткань не защищала от холода верхней одежды, и, когда я наконец отпустил ее, то обратил внимание, что викины соски напряглись и теперь задорно выпирали из под маечки. В штанах у меня тоже все напряглось и выпирало после такого приветствия, было немного неловко, хорошо, что длинная куртка скрывала бугор на штанах. Я решил немного повозиться в прихожей, помог сначала снять куртку Ане, потом вернулся в машину за остатками вещей, чтобы мой стояк успел расслабиться.

Наконец мы разделись и пошли располагаться в бывшую анину комнату.

Дом был внушительной площади, двухэтажный. На первом этаже была просторная гостиная с камином (буржуи), кухня, тоже немаленькая, ванная, туалет. Была ещё одна комната неопределенного назначения, вроде типа для гостей, а вроде просто какой-то склад не особо нужных вещей, ничего интересного короче.

Ещё были дверь в подвал, где располагалась мастерская Германа, и дверь на задний двор.

Мы поднялись на второй этаж и оказались в коридоре. Если повернуть направо, то сначала будет дверь родительской спальни, потом дверь ванной, совмещённой с туалетом. А если повернуть налево, то будет дверь ещё одной комнаты для гостей, на этот раз без вещевого склада, и, в конце коридора - дверь бывшей аниной комнаты. Она то и была нам нужна.

Аня распахнула дверь:

- Как будто я и не уезжала отсюда.

- Ещё бы, тебе же тут все привычное и родное, - ответил я. - Когда я приезжаю к своим родителям, то чувствую то же самое.

Комната была под стать моей дорогой Анне - тоже много черного цвета. Черного, как ее волосы и одежда, и белого, как ее бледная кожа, оттенок которой я так любил. Стены были белые, пол был светло-серым, с деревянной текстурой. Мебель тоже была белая, но постельное белье на кровати - черным, покрывало на небольшом диванчике - тоже. Как и круглый коврик на полу. На стенах - много картин в черных рамках, некоторые нарисовала сама Аня, кое-что - Герман. Были ещё постеры разных метал-групп, тоже, преимущественно, черные, с белыми или красными логотипами, написанными корявыми шрифтами. Я здесь, разумеется, уже был неоднократно и комната эта мне очень нравилась.

- Какие крутые все таки у тебя родители, - сказал я.

- Особенно мама?, - улыбнулась Аня.

- В смысле?

Но я то все уже понял на самом деле.

- Ну вы так мило обнимались при встрече, я уж думала, придется вас разнимать, - продолжала дразнить меня Анюта. Глаза ее при этом горели задорными огоньками.

- Ааа... Да нет, просто обнялись, что тут такого?, - я постарался изобразить невинность, тоже больше в шутку. - Я люблю твою маму, мы вообще давно не виделись с твоими родителями, вот и обрадовались встрече.

- Ага, поэтому ты так долго возился в прихожей, скрывал свою радость?

Ничего от нее не утаить!

- Нууууу... Твоя мама - очень красивая женщина, вот у меня и...

- Красивее, чем я?, - "обиженно" спросила Анюта.

- Детка, красивее тебя для меня нет никого, - говоря это я привлек её к себе и поцеловал.

Раздвоенный язык проник мне в рот. Отличный был поцелуй, чувственный и долгий. У меня снова встал. Аня заметила это и начала гладить мой член через штаны.

- Давай по-быстрому, - шепнула она мне на ухо.

- Слушай, как-то неловко, нас, наверно, ждут. Вдруг захотят пойти и проверить, как мы тут, - начал я.

Я и не знал, как был наивен в тот момент.

- Не нуди, мы все успеем, - Аня уже успела расстегнуть мои штаны и опускалась вниз.

Встав на колени, она резко спустила мои штаны вместе с трусами и сразу принялась за дело. Как будто ток побежал по моему телу. Я смотрел на нее сверху вниз, как она старается. Аня заметила это и нарочно стала не отрываясь смотреть мне в глаза, знала, что я люблю это. Ее огромные голубые глаза, любящие и преданные.

Возбуждение было очень велико, я почувствовал, что могу скоро кончить. Но мне же нужно ещё осчастливить свою любимую! Я же джентльмен, в конце концов!

Я потянул Анюту за плечи, она поднялась, мы снова начали целоваться, но теперь я расстегивал ее штаны. Справившись с пуговицами, я сказал ей:

- Пойдем на диван.

Мы подошли к дивану и Аня встала на него на колени, спиной ко мне. Я спустил с нее штаны, затем трусы и надавил ей на плечи, чтобы она встала раком. Потом сам опустился на колени, мне тоже хотелось орально ее порадовать. Да и себя тоже.

Киска была восхитительно мокрая, из нее буквально текло, и я с наслаждением прильнул к ней ртом. Анюта начала стонать и мять свои сиськи через кофточку и лифчик. Поиграв языком с пирсингом на ее киске, я поднялся на ноги и прижал свой хуй к клитору. Немного поводил по нему туда-сюда, а затем резко вошёл в киску, стараясь сразу проникнуть как можно глубже. Аня застонала громче и начала активно подмахивать. Я взял хороший темп, не быстро, но и не медленно. Времени особо растягивать удовольствие у нас не было, мы же решили все сделать по-быстрому. Через несколько минут я чуть увеличил скорость. Анина рука от груди скользнула к клитору и начала яростно тереть его. Верный знак, что она близка к оргазму. Чтобы ускорить его, я смочил слюной большой палец и начал массировать её анус, легонько гладить его круговыми движениями. Громкий стон подсказал мне, что я двигаюсь в верном направлении. Ещё немного помассировав анус, я начал аккуратно давить на него, стараясь проникнуть внутрь. Вскоре мне это удалось. Я ещё ускорился и старался синхронизировать движения хуя в аниной киске и движения пальца в ее заднице. Анюта вся напряглась и я понял, что достиг цели. Мой хуй и палец стало ощутимо сжимать и разжимать, пульсация бешеная. Аня уже особо не заботилась о том, чтобы сдержать крик, ей было не до этого. Я думаю, нас было слышно внизу, но в тот момент мне тоже было на это наплевать.

Когда Анюта расслабилась, я замер на несколько мгновений, а потом аккуратно вытащил из нее сначала член, потом палец.

Аня повернулась ко мне, спустила ноги на пол, сев на диван, как полагается, и начала страстно отсасывать. Мне потребовалось секунд 30 и я начал наполнять ее рот спермой. Она продолжала работать ртом, сжимая рукой яйца, это было божественно. Когда я слил все без остатка, Анюта снова посмотрела мне в глаза, снизу вверх, и продемонстрировала свой змеиный язык и пустой рот. Малышка все проглотила, ни капли мимо.

Аня поднялась на ноги, мы снова начали целоваться, на этот раз с нежностью, расслабленно. Я чувствовал вкус собственной спермы у себя во рту. Что ж, не так уж и плохо. Да и ничего страшного, это же моя сперма все таки.

Закончив с поцелуем, мы решили переодеться в домашние вещи и спустится вниз, к родителям. Они, наверно, уже заждались нас.

Спустившись вниз, мы увидели, что в гостиной накрыт шикарный стол, горит камин. Теплота и уют, красота!

- Что-то вы дооолго, - протяжно сказала Виктория.

При этом они с Германом игриво переглянулись. Нам с Аней сразу стало понятно, что они все слышали и, конечно, понимают, что именно нас так задержало. Ну и ладно, нас это не смутило.

- Да нет, вроде не долго, - ответила Аня.

- Что, успели по-быстрому?, - с улыбкой спросил Герман.

Да ёб твою... Надо отдать должное, остроумия и понимания им обоим не занимать.

- Да, - просто, и тоже с улыбкой, ответил я.

- Ну и молодцы!, - радостно воскликнула Виктория. - Пойдёмте скорее за стол, пока все не остыло. Вы же наверняка проголодались. После такого...

Происходящее забавляло меня все больше и больше. Ладно, давайте поиграем.

- О, ещё как, - ответил я. - Я голоден, как волк, а вот насчёт Анюты не знаю. Я не так давно хорошенько ее накормил.

Аня ткнула меня локтем в бок, обычно бледные её щеки мило покраснели. Все таки и ее иногда можно смутить, надо же!

Родители опять переглянулись, возникла секундная пауза, после чего они громко расхохотались. Вслед за ними и я. Аня начала улыбаться, но чувствовалось, что ей немного неловко. Может, не стоило мне так шутить? Хотя, вроде бы ничего такого не произошло, тем более, Вика и Герман первыми это начали.

- Молодец, Саш, один - ноль, - сквозь смех сказал Герман, размазывая слезы по щекам.

Он подошёл к Ане, обнял её, потом - меня, после чего все вновь расслабились.

- Ну, прошу к столу, - Герман сделал в направлении стола приглашающий жест и сам направился к нему, принялся открывать вино. Аня пошла за ним.

- Вика, тебе надо помочь?, - спросил я. Называть Викторию мамой у меня язык не поворачивался, обращаться к ней на "вы", по полному имени или имени и отчеству - тоже. Слишком официально, напряжно. Поэтому, мы сразу, ещё при знакомстве, условились с ней и Германом, что я буду называть их просто по именам. Так всем будет комфортно. Вот и ладушки!

Так вот, я спросил, нужна ли моя помощь.

- Нет, дорогой, иди, отдыхай. Я сейчас тоже подойду. Но, спасибо за предложение, - мило улыбнулась мне в ответ Вика.

Я заметил, что ее соски опять стоят. Хммм, очень странно и очень круто.

- Ок, - улыбнулся ей я.

Она взяла меня за плечи, развернула в направлении стола и слегка шлепнула по заднице, как бы подгоняя. Черт, ну что за женщина!

Член опять начал привставать, но я постарался поскорее прогнать все грязные мысли о Вике прочь и быстрее направился к столу, чтобы успеть сесть за него, если член все таки одержит верх над мозгом.

Вика действительно вскоре присоединилась к нам, мы разлили вино (красное, сухое, если кому интересно), чокнулись, выпили и принялись за еду. Было вкусно, даже очень!

За едой мы говорили, как всегда, обо всем и ни о чем. Обсудили наш ремонт, надо ли чем-то помочь с ним, наши работы, наше творчество, музыку и изобразительное искусство. Очень милая беседа, теплая и уютная.

После ужина мы коллективно убрали со стола, загрузили посуду в посудомойку (опять буржуи!) и вновь расположились в гостиной, мы с Аней - на диване, а Вика и Герман - в креслах, ближе к камину. Приятная беседа продолжилась, вино тоже продолжилось.

Через некоторое время я почувствовал, что достаточно пьян. Почти так же сильно, как и хочу спать.

Я посмотрел на часы, они показали половину первого ночи. Поздновато.

Аня лежала головой на моей груди и я увидел, что она залипает. Ее родители тоже это заметили.

- Ладно, давайте-ка закругляться, - сказал Герман, зевая.

Мы начали подниматься с дивана.

- Анют, вам что-нибудь нужно?, - спросила Вика, вставая с кресла.

- Нет, мам, спасибо, там все есть, - ответила Аня.

- Хорошо, тогда спокойной ночи. Или неспокойной, - улыбнулась Вика.

Мы с Аней двинулись в сторону лестницы, при этом пройти нам нужно было мимо Виктории.

Аня шла впереди.

Когда она поровнялась с мамой, Вика обняла ее и поцеловала в лоб. Аня улыбнулась и пошла дальше.

Когда к ней приблизился я, Вика обняла и меня. Она довольно сильно прижалась ко мне, сильнее, чем к дочери. Я почувствовал, как ее шикарные буфера давят мне на грудь, ощутил сквозь тонкую ткань ее маечки вновь стоящие соски. Да что же это она со мной делает?!

Очень хотелось схватить ее за задницу, но я не смел. Обнял ее за талию.

Меня Вика тоже решила поцеловать, но не в лоб или щеку, а в губы. Поцелуй был быстрым и аккуратным, но в то же время очень возбуждающим. Сон как рукой сняло!

Напоследок она слегка провела кончиком языка по моим губам. С ума, блять, сойти!

Хуй мгновенно начал разрывать мои шорты, но я уже и не старался этого скрыть. Думаю, в нас обоих говорило вино, поэтому мы так себя вели. А может и нет.

Виктория не могла не почувствовать, как мой стояк упёрся ей в ногу. Она и почувствовала.

- О, спасибо за комплимент, Сашенька, - промурлыкала она. И очаровательно улыбнулась.

Мне хотелось кинуться на нее и изнасиловать. Хотелось быть диким зверем, хищником, который терзает беззащитную добычу. Но вместо этого я улыбнулся и сказал:

- Не за что. Сладких снов, дорогая.

"Дорогая?!?! Дорогая, блять?!!?! Ты серьёзно!?!!?! Долбоеб, долбоеб, долбоеб!!!"

Но, слово, как говорится, не воробей... Чёртово вино.

Когда я повернулся и шагнул по направлению к лестнице, то опять ощутил шлепок на своей заднице. Я улыбнулся, приложил к этому месту руку и пошел вверх по лестнице.

Поднимаясь, я потирал свой хуй сквозь шорты. Сна ни в одном глазу.

- "Нууу, сейчас Аньке достанется. Будет отдуваться за мамку", - думал я.

Стоило открыть дверь в комнату, как я услышал томное:

- Наконец-то.

Я быстро скинул майку, шорты с трусами и скользнул к Ане под ее строгое чёрное одеяло. Под ним она тоже была полностью голая. Умница моя!

Я лег на нее сверху и начал целовать. Она положила правую руку мне на затылок, крепче прижимая к себе, а левой, без лишних церемоний, взяла мой хуй и вставила себе в киску, уже очень мокрую. Обвила меня своими длинными прекрасными ногами. Правая рука продолжала прижимать мой рот к ее рту. Как будто она хочет слиться со мной буквально, поглотить меня своим телом. Съесть меня?

- "Круто, мы оба - хищники", - подумал я про себя и улыбнулся.

- Что смешного, - Аня оторвалась от моих губ.

- Ничего, - все ещё улыбаясь ответил я. - Лучше объезди меня, как следует, крутая девчонка.

Анюта не заставила просить себя дважды.

Разжав ноги и резко крутанувшись, она сбросила меня с себя. Я едва успел перевернуться на спину, как она буквально набросилась на меня! Девчонка разошлась не на шутку! Здорово!

Аня начала бешеную скачку на моем члене, ничуть не стесняясь громких стонов и криков. Я тоже не парился по этому поводу. Я уже понял, что семья эта - особенная. Мягко говоря.

Мы полностью отдались процессу. Я ласкал прекрасные анины сиськи, с упоением мял их. Конечно, они не такие большие, как у Вики, но все равно шикарные, я обожаю их. Ведь меньше - не значит хуже. Просто они другие. И ещё ни с чем не сравнимый плюс - они принадлежат мне.

Но, тем не менее, Вика уже прокралась в мои пьяные мысли. Я закрыл глаза и представил маму на месте дочки. Представил, что это ее фантастические сиськи я сейчас сжимаю, ее необъятную задницу шлепаю.

От этих мыслей мне немедленно захотелось разрядки.

- Малышка, не хочешь кончить у меня на лице?, - спросил я любимую.

- Конечно, - радостно согласилась она.

Аня, сделав напоследок ещё пару мощных движений, слезла с моего члена, развернулась и легла на меня сверху, в позе 69.

Я начал мять руками ее задницу, вылизывая все, до чего только мог дотянуться мой язык.

Вылизав анус, я вставил в него средний палец, указательный - в киску, а сам присосался к клитору.

Анютка начала кончать, в рот мне ударила терпкая соленая струя. Обожаю, когда она сквиртует! Я с жадностью начал глотать эту жидкость и почувствовал, как начал кончать сам. В этот раз мы накормили друг друга.

Одновременный оргазм - это идеально. Слиться с любимым человеком на пике удовольствия, которое вы доставили друг другу - что может быть лучше?

Анечка поднялась и села на моем лице. Немного подвигалась на нем, натираясь киской о мои губы и язык. Затем она слезла с моего лица и легла на меня сверху. Принялась слизывать свои выделения с моих лица и губ. Поцеловала меня.

- Я люблю тебя, - нежно прошептала она, глядя мне в глаза.

- Я тоже люблю тебя, милая, - прошептал я в ответ.

Идти в ванную было невыносимо лень. Мы какое-то время лежали молча, слушая дыхание друг друга, потом я уснул.
13 955
Добавить комментарий:
Ещё рассказыГолыеТоп 10